Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Про тайну
ludmilapsyholog
Просто посыпались тяжелые ситуации с подростками с тайной усыновления.
И, конечно, там всегда не только в тайне дело. Но со всем остальным можно работать. А с проблемами, вызванными тайной - ничего не сделаешь. Открывать ее в этом возрасте, да еще на фоне конфликтов и кризиса в отношениях - рискованный ход с непредсказуемыми последствиями.

Как же всем начинающим приемным родителям хочется сказать: пожалуйста, я вас очень прошу, не делайте этого!
Не обрекайте себя и своего ребенка на этот кошмар, когда его корежит изнутри от того, что вы даже не можете назвать ему словами, не можете его про это пожалеть, не можете отправить его про это поработать с психологом, потому что этого как будто нет. Тайна.
И когда ваш любимый ребенок в отчаянии повторяет - по глупому поводу, из-за задачки или ссоры с компанией приятелей: "У меня нет шансов, со мной все всегда будет плохо, мне нет места  в жизни", вы вынуждены говорить в ответ ничего не  дающие благоглупости. Когда он злится на вас, сам не зная почему, а вы объяснить не можете. Когда он делает словно назло все, чтобы показать: он не ваш, он чужой, чтобы наконец вы произнесли это вслух, а вам так хочется, если честно...

Очень часто говорят о том, что тайна - это ложь ребенку, которую он не простит,  что это бомба, которая может взорваться всамый неподходящий момент.
Все это так.
Но для меня самое ужасное в тайне то, что это чулан, в который ребенка запирают с его болью - одного. Отдают ей на растерзание. А сами родители стоят за дверью и повторяют про "мы тебя любим" и "надо просто постараться".

Это, конечно, касается не только усыновленных детей.
Любая пережитая ребенком боль, травма, потеря не должна быть запрещена к обсуждению, явно или неявно. Все эти "не надо его расстраивать, пусть скорее забудет, мы его бережем от этих разговоров" есть просто оставление без помощи, по малодушию ли, по незнанию, по традиции, по собственной неспособности выдерживать чувства.

Пожалуйста, не делайте так.
Он не забудет, ваша любовь и забота сами по себе не отменят того, что уже было. Травма может накрывать через годы, особенно если имела место в самые ранние, досознательные, дословесные месяцы жизни. Спусковым крючком могут стать разлука, ссора с близкими, чье-то отвержение, какая-то неудача. И накрывшие депрессия, отчаяние, ярость или бессилие будут совсем вроде бы неадекватны поводу.
Вы же не стали бы скрывать от ребенка, что у него диабет или астма, рискуя его жизнью? С ними можно жить и быть счастливым, нужно просто уметь позаботиться о себе в некоторых ситуациях.

Пожалейте детей.
Они имеют право плакать в ваших объятиях обо всем, что с ними случилось. Они имеют право знать имя той боли, которая внутри, потому что только это дает шанс с ней справиться.

Не знаю, как еще сказать, чтобы поверили. Многие до сих пор уверены, что "так ему будет лучше".

Вот очень подтверждаю, как переживший. Потом прорывается и наладить отношения уже практически невозможно, оно все-равно не забывается.

Да. Могу это совершенно подтвердить , как удочеренная. Всю жизнь смутноподозревавшая, всю жизнь говорившая себе, что мне все равно. Узнавшая правду слишком поздно, не всю, и под честное слово, что не обмолвлюсь больше об этом никому...и из-за этого так и не поговорившая с родной, родившей меня мамой. Ее не стало, и папы.
Я взрослый человек. Я все простила, отчасти поняла, и досмотрю вырастившую меня маму. Но как же больно.

А о чем вы хотели поговорить с родной мамой? Извините, если лезу в душу, просто мне важно это понять. У меня отец моих детей забыл об их существовании сразу после того, как ушел от нас. Вот я пытаюсь понять - что и как говорить им о нем.

Трудно знать о том, что ты для всех чужой на Земле!

Даже когда тебе чужие делают добро, а тем более - ежели не!

Мне кажется, что тут еще и такой аспект: родители скрывающие правду, сами боятся с ней не справится, у них ведь тоже по сути травма. А ребенок будет задавать неудобные вопросы. Как бы уход от проблемы: я про это не говорю и этого как бы нет, не только для ребенка нет, но и для взрослого. Я не столько про тайну усыновления, сколько про семейные тайны.

Только выбор чаще всего не между тайной и готовностью к разговору.
Выбор между тайной и неготовностью к разговору без тайны. Вариант без тайны - это:
"Тебя родила чужая тетя, наркоманка-алкоголичка, наверное, просто биоробот, даже и думать про это ничтожество противно".

Или "тебя родила женщина, которая тут же попыталась тебя убить. Которая даже не отнесла тебя в больницу где тебе могли гарантировано сохранить жизнь и здоровье" и что делать с этим и где брать ресурс я не знаю. Потому что меня разрывает от ярости

Но у нас нет тайны</p>

И еще вот тут выше удочеренная женщина все-таки пишет о биомаме "родная", а дружная - просто вырастившая. Не родная. За это тоже страшно и тоже лично для меня страшно. Не может человек, предавший полностью зависимое от него существо быть родным. Согласно моим внутренним императивам - не может.


Ну дело не всегда в том, что "так ему будет лучше". Я не хотела бы в будущем рассказывать об удочерении свое дочери, потому что я и мой муж не чувствуем, что это удочерение, мой муж как-то сказал, что не чувствует себя приемным родителем, но родным отцом. И со мной то же самое. И мысль о том, что нужно говорить о том, что не мы ее родили, меня травмирует. При этом меня убедили, что рассказывать нужно, с самого раннего детства, чтобы ребенок воспринимал это как нормальное, естественное явление. Может, конечно, когда она повзрослеет, я смогу правильно отвечать на вопрос, как она появилась, но сейчас мне трудно это представить.

Простите, может я трактую, не побывав в ситуации, но:
Если представить, что я не рожала своего ребенка, то я бы совершенно спокойно ему могла сейчас рассказывать, что у него есть еще одна мама, у которой он был в животике. А потом мы взяли его себе.
Сыну сейчас 4 года. И я как-то очень хорошо представляю себе, что он это воспримет как должное, как просто один факт его жизни, как тот факт, что надо каждый день ходить в садик, учить буквы, и вообще любой другой факт. И знаете почему? Потому что я вижу, что он любит меня, и я люблю его, и он знает, что я его люблю. А если так - то любой возникающий вопрос просто обсуждается как факт жизни, без страха. Потому что все уверены в любви друг друга.
А вот если представить его, скажем, десятилетним, или, пуще того, подростком, то выглядит это совсем не так безобидно. И я знаю, что в такой ситуации было бы и непонимание, и обида, и Бог знает, что еще.
Поэтому, позвольте вам дать совет - посмотрите внутрь себя, и если вы действительно ее любите, то страха не должно быть. Ваша любовь позволит вам ничего не скрывать от вашего ребенка. И это всегда лучше. Ложь, она чувствуется всегда. А если ребенок достаточно чувствительный, то у него это вызовет дополнительные проблемы, мнительность. Плюс к той травме, которую он уже испытал (как бы вам ни хотелось верить, что травмы не было).

Простите еще раз, если говорю "извне"

Пс: вот и внизу женщина пишет: "страх этот - наш личный. Но надо, чтоб ребенку легче стало"

Edited at 2014-05-06 22:20 (UTC)

Перепостила в сообщество усыновленных usynovlen

До сих пор помню- привели мне девочку семи лет. У нее на глазах конюшня сгорела. Они рядом жили с мамой, которая там работала. Мама лежала в больнице, с ожогами- пыталась лошадей поднять и вывести, а девочку забрали родственники и отвезли ко мне. Я вообще то не работаю с детьми, но уж так вышло , что после травматизации мне часто привозят. Когда на глазах погиб кто то или еще что то произошло.
Так вот работала я на глазах родственницы и когда я закончила, она сказала- а мы всю неделю старались с ней про происшедшее не говорить, отвлекать. Пришлось и с ней поговорить, что жалеть себя не стоит. Ведь это страх то наш личный, это нам страшно и трудно про это говорить. Но надо, чтоб ребенку легче стало.
Так что присоединяюсь. Скольким жизнь испортили эти благие порывы! Одна из самых долгих работ и была с женщиной, которой мать по злости в пятнадцать лет сама заявила, что она не родная.
Значительно проще, когда ребенок об этом узнает, когда еще импринтный возраст не прошел.

У меня было время (давно, лет 17-18 назад), когда я пару лет плотно работал (переводил) с американскими усыновителями. (Моя хорошая знакомая была представителем нормального американского агентства, мы с приезжавшими родителями много ездили в дома ребёнка и детдома, соответствующую госслужбу, на судебные заседания по усыновлению и т.д.) Так вот у них, по-моему, вопрос "Говорить или не говорить?" вообще никогда не стоял. Но этому способствовало, наверное, ещё и то, что "у них" вполне нормальной, не самой редкой была картинка счастливой семьи типа "Белые родители плюс биологически родной сын плюс удочерённая вьетнамская девочка плюс усыновлённый чернокожий мальчик" и т.п.

Не везде с этим так просто в америке. Во многих штатах доступ усыновленных к правде о себе закрыт, и они борятся, на демонстрации ходят, на законы повлиять пытаются.
https://www.facebook.com/AdopteeRightsCoalition

Но из-за их борьбы для нового поколения приемных родителей нормы теперь уже другие стали, принято не скрывать.

"Они имеют право плакать в ваших объятиях обо всем, что с ними случилось. Они имеют право знать имя той боли, которая внутри, потому что только это дает шанс с ней справиться." И превратить это в опыт, на который можно опираться и даже черпать силы из него.

Любая пережитая ребенком боль, травма, потеря не должна быть запрещена к обсуждению, явно или неявно.***

Да.
А то еще, бывает, попробует ребенок поговорить про самую большую боль, и в ответ слышит: "Не тебе одному тяжело было, не так уж ты и страдал, и вообще - другие страдают гораздо больше, а тебе еще повезло, и зачем всю жизнь про это помнить, и вообще ты сам все придумал, ничего особенного не было".


Или чаще - "Так и сидел бы в детдоме, радоваться надо".

однажды я написала из личного опыта об этом пост и на меня обрушился шквал оскорблений.
многие родители совершенно не понимают, что эта чудовищная ложь никому не в помощь.

Мне кажется, было бы проще, если бы приемные родители с самого первого дня не скрывали, что у ребенка есть еще родители, только они сейчас далеко и когда он вырастет, он с ними обязательно встретится. Ну, мало ли. Так бывает. У кого-то вообще одна мама, папы нет, у кого-то комплект бабушек-дедушек, у кого-то ни одного. Так что - вот и у тебя вот такой вот комплект. Есть еще мама с папой и когда ты вырастешь, ты с ними обязательнов стретишься. И тогда эта боль не будет такой жестокой.

А если не встретится?
Почему-то учитывается только опыт тех, у кого "щелкнуло", а не тех, кто не смог принять, что когда-то его бросили (а значит, с ним что-то не так, ведь говорить плохое о биологических родителях не принято, это осуждается, а значит, раз родитель хороший, то плохой - ребенок).

От меня скрывали, что у нас со старшей сестрой разные отцы. Я узнала совершенно случайно, когда мне было уже лет 15 - увидела паспорт матери, где ее фамилия до замужества с моим отцом отличалась от ее девичьей. Так я узнала, что у матери был предыдущий брак, и что сестра мне только наполовину родная. Мне было все равно, насколько она мне родная по крови, это не меняло мое отношение к ней, но сокрытие факта оставило у меня глубокое ощущение несправедливости и боли. На вопрос, почему скрывали, аргумент был - "Мы боялись, что ты ее любить не будешь".

То есть, у всех, кроме меня, в семье была возможность не только знать правду, но и иметь в связи с ней свои чувства. Сестра могла бунтовать против того, что у нее неродной отец и ненужная ей младшая сестра. Мама могла официально переживать, что все сложилось плохо. Папа мог переживать, что двойное отцовство для него оказалось слишком тяжелым. Только я одна не могла ничего чувствовать и сформировать собственное мнение, потому что мне одной отказали в этой возможности, хотя не я создала всю эту ситуацию.

Помимо всего прочего, желание моих родителей скрывать правду привело к тому, что они сменили место жительства, оборвали все прежние связи (со всеми, кто правду знал), и в итоге жизнь всей семьи пошла по самому неблагоприятному сценарию.

а мне мама ничего не говорила про разных отцов. Он появился, когда мне было пять лет и я восприняла это как должное. Вот не было- не было папы, а тут он вроде как вернулся, возник из небытия.
А когда мне было лет 12, началось - деревня маленькая, тот, который биологический - он в той же деревне и живет. Одноклассники спрашивали - настоящий ли у меня родитель? И начинали какие-то подробности рассказывать, про которые я не знала. И еще все в классе (было тоже в это время поветрие) рассказывали про свадьбы своих родителей - когда кто поженился, фотографии приносили. А моя мама заминала эту тему, когда я спрашивала про свадьбу и т.п. Было непонятно почему так и обидно от этого.
А потом старшие мальчишки во дворе дразнить стали - Анна Константиновна - звали, хотя папа вроде как Эдуард.
И мне все равно никто ничего не говорил.

А потом папа, который до сих пор (мне 32 года!!!) ее ревнует к нему, по пьяни выдал мне - ты, говорит, дочка хирурга нашего!

Это было ужасно!

Потом, не мытьем так катанием я все-таки вытащила часть правды из матери, хотя она пыталась истории придумывать какие-то, несуществующего человека мне в отцы приписывала (хотя мне было уже больше 18).

А когда тот, другой, умер, позвонила и сказала об этом.
Рассказывать что-либо отказывается про него, мотивируя это тем, что "это мои личные переживания, не хочу вспоминать". А у меня белое пятно в личной истории и дырка в сердце по этому поводу.

Впрочем, я как-то научилась не злиться. Хотя жаль, что упущен шанс просто задать вопрос - ты жил рядом, почему ты меня бросил?

Лучше бы она мне все сразу по-честному рассказала.


(Удалённый комментарий)
(Удалённый комментарий)
А что-то мне кажется, на спад пошло. Ну или может просто так подбирается, не знаю.

Пошло, пошло. Но ко мне приходят, кто принимал решение 10=15 лет назад. И хотелось бы, чтоб не просто на спад.

?

Log in

No account? Create an account