Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
9 мая-4
ludmilapsyholog

Последняя стадия ПТС – стадия восстановления. Признаки: «переживание упадка сил, истощения, депрессии; ритуалы «завершения», «очищения»; появление чувства «выздоровления после тяжелой болезни»; осознание травмы как части опыта; переход от роли «жертвы» к роли «пережившего»; желание помочь другим пострадавшим или предотвратить повторение»

Собственно, началось уже в 80-е. Первый признак начала стадии восстановления – «упадок сил, истощение». Если речь идет о человека, в начале стадии восстановления он ловит себя на мысли, что «не надо об этом думать, хватит». Он хочет отвлечься, переключиться. Именно в 80-е люди начали переключать канал, наткнувшись на фильм про войну. А 9 мая ездить на дачу или в лес на шашлыки.

Мой старший ребенок родился в 90-м. Он не был ни в Хатыни, ни на Пискаревском. На Поклонной он катается на роликах с друзьями. В Брестской крепости был, но она интересовала его как крепость, а не как место трагедии. Фильмы о войне он практически не смотрел, книги не читал. Я не могу сказать, что это получилось осознанно, что мы как-то особо его берегли. Просто было какое-то внутренне чувство, что не надо.  Не в смысле «не ценно», «неважно», а именно в охранительном смысле --- «лучше бы не надо».

Это очень важный момент в проживании травмы. Однажды нужно просто сказать себе: хватит. Было и прошло. Больше -- не надо.
Кстати, не уверена, что это было хорошо лично для моего сына. Страдание развивает душу. И мне сейчас не хватает взаимопонимания с ним про все про это. Но меня в общем, никто не спрашивал. Есть вещи сильнее конкретных родительских представлений и чаяний. И он, и я – часть общего процесса выхода из травмы. За то, чтобы когда-нибудь кошмар этой травмы все же кончился,  его сверстники 40-х платили жизнью, а сверстники 60-70 душевной работой и слезами над книгами, а его поколению, видно, придется платить некой эмоциональной притупленностью. Георгиевской ленточкой на модном рюкзаке. Что же, значит, такова цена. До нас не выбирали и нам не выбирать.
(Интересно, что по отношению к другой, не менее масштабной национальной травме – травме репрессий – все совсем иначе. Он читал и «Крутой маршрут» и все что нужно. Сам, с интересом. Просто сдвиг по времени, там другая фаза. На 90-е только пик стадии осознания пришелся. А может, еще и не было пика, если после всего у нас та же организация у власти)
Безудержное потребительство, которое выглядит малоприятно и многих наводит на мысль о сугубой бездуховности и деградации, на самом деле тоже может быть частью стадии восстановления. Часто человек в это время начинает больше есть, покупать обновки, баловать себя непривычными развлечениями. «Возрождение к жизни» идет через тело, через базовые потребности. 

Наконец, становится пора завершить процесс, «осознавать травму как часть опыта, чтобы не допустить повторения». Европа в этой стадии уже давно. Но и степень травмы несовместима. Фильм «Большая прогулка» -- 66 год! Мыслимо ли было тогда у нас снять приключенческую комедию о войне! Настоящую комедию, не отдельные эпизоды, лишь подчеркивающие трагизм, а жанра чистого, как слеза? И до сих пор невозможно. Мы еще не там.

Ритуалы «завершения», «очищения». Что у нас с этим?
С завершением лучше. Именно им занимаются ребята, которые ищут и хоронят останки павших. Тяжелая работа тоже, но необходимая. Другие ищут места захоронений. Восстанавливают списки частей. Огромную работу проделала писатель Светлана Алексиевич, она собрала воспоминания женщин и детей войны. Но какого-то общего, сильного действа очень не хватает. Может быть, еще родится.
С очищением пока не очень. Амбивалентность не преодолена. В этом пункте и осознание-то застопорилось. И пока еще очень сильно состояние депрессии, истощения, апатии, паралича воли.
Будем ждать.

Сегодня трудно поверить, но когда-нибудь наши дети и внуки будут воспринимать эту войну как мы воспринимаем войну 1812 года. С интересом, с уважением, с гордостью. Но без боли, совсем без боли. То есть они будут сочувствовать людям, героям книг и фильмов, будут плакать над ними, как мы плачем над дядей Томом. Но это будет уже общечеловеческое сочувствие, сами они не будут частью трагедии.

И тут очень важно вот еще что. Я опять процитирую пособие по терапии ПТС:«Стадии не линейны и могут меняться… Пережившие делают один шаг вперед и два назад, продвигаясь от одной стадии к другой… В то время, как многие пережившие двигаются вперед и начинают контролировать свою жизнь, другие продолжают страдать. Они борются с мыслями о травме, которые возвращаются снова и снова. Постоянные усилия для того, чтобы избежать воспоминания о травме, в буквальном смысле контролируют их существование, истощают и делают невозможной продуктивную жизнь. Это состояние может тянуться годами и иногда не проходит без помощи извне».

Люди разные. Сил у всех по-разному. Степень отягощенности личной, семейной истории тоже разная. Для кого-то эта работа пока непосильна, потому что их предки тоже не справились. И люди прячутся, кто в ура-патриотизм и типа «гордость за доблесть наших воинов», кто в цинизм, кто в заумь. Упираются, не хотят идти дальше. Строят новые фантомы и защиты. Хотя вариантов-то нет. Есть чаши, которые нужно испить до капли, и это единственное противоядие. Если до дна боли не дойдешь, и всплыть не получится. Но все в свое время и по силам. Некоторым нужны годы. Некоторым – поколения.  На работу по осознанию травмы человек должен идти сам, добровольно, и тогда, когда чувствует в себе для этого силы, за шиворот туда никого не втащишь.
Помочь – можно. Что это за помощь в нашем случае? Принятие прежде всего. Создание атмосферы поддержки, безопасности. Это основа основ терапии ПТС, без нее человек даже рассказывать, что произошло, не станет. Если он чувствует осуждение, агрессию, насилие, если его пытаются «учить жить», это еще больше запирает его в травме.
Поэтому я бы предложила: давайте не презирать тех, кто носит ленточки и не осуждать тех, кто не носит. Не думать свысока ни о тех, кто жарит шашлыки на даче, ни о тех, кто ходит поздравлять ветеранов. Давайте не злиться сильно на власти, которые спекулируют на этой теме, ведь все их телодвижения – лишь небольшая рябь на океане боли, и наша злость рядом с масштабом травмы слишком мелочна тоже. Не надо про это все ругаться, нападать, клеймить. Ну, не та тема. Я понимаю, это перемещенная агрессия, она требует выхода. Но если вам лично было больше дано сил, и вы дальше прошли по пути осознания, не отвечайте на агрессию. Не провоцируйте на еще большее застревание. Ну, пусть они рисуют своего Сталина, если им так легче. Раз им это надо, значит, у них внутри все еще ад. А у вас уже нет, так проявите сострадание. Бережнее надо друг к другу. Важно понять, что здесь мы все -- одно целое, будь мы хоть патриоты, хоть космополиты, хоть фанаты Суворова (писателя), хоть маршала Жукова. Это глубже политики, идеологии, пристрастий и мнений, это родство, общность судьбы.

Меня тут спрашивали, а что же я предлагаю делать в День Победы.
Я вот 9 мая поеду с детьми на кладбище. Моя мама родилась в ночь на 22 июня 41 года. Далеко от войны, в Ташкенте. Но в конце концов именно травма войны ее так рано убила. Не буду объяснять, почему я так думаю, это личное, да и сложно. Для меня это так.
У кого родители живы – проведите день с ними. Даже если они не ветераны, они все задеты этой травмой так или иначе.  И можно с ними поговорить, повспоминать, и тем самым тоже помочь исцелению. С детьми – тоже хорошо. Может быть, те, кто тогда погибал, были бы счастливы узнать, что их потомки просто гуляют с детьми в прекрасный весенний день и кормят их мороженным?


Уфф, все. Давно хотела все это проговорить.
Спасибо всем, кто дочитал до конца.

Спасибо, что вы все это написали.

спасибо, что написали. Но вот про "пусть рисуют своего Сталина" не согласна. Дело в том, что он олицетворяет собой определенный государственный строй, к которому нельзя возвращаться. И когда государство начинает "рисовать Сталина", мне кажется, к этому опасно относиться ровно. К некоторым вещам опасно относиться ровно.

Да нет реальной угрозы возвращения. Куда там они вернутся, я вас умоляю... Собственных ментов построить не могут.

Спасибо Вам за этот текст!

Люда, я согласна. Мои дети ходят на парад и просто ветеранам на улицах дарят цветы. Незнакомым. Живым. И мороженое едят.

случайно именно сегодня услышала

вот это: http://www.youtube.com/watch?v=Yf5QhdEuHjQ
и Вы вот написали о том же...

Re: случайно именно сегодня услышала

Спасибо. Очень сильно, да.

Спасибо,Людочка!
Моему папе 18 исполнилось в 44. Год он провел на войне на японском фронте и потом еще 7лет служил-не отпускали,мужчин не хватало....служить было некому..
Он никогда не рассказывал о войне и медали не носил(у него 2было)
И удостоверение ветерана получать не стал мотивируя:да все ж воевали,что ж теперь за это колбасу без очереди брать?
9мая они собирались с мужиками во дворе за бойлерной,доставали поллитру и гнали нас детей оттуда.О чем они говорили?
пели потом "синий платочек" папа на гармони хорошо играл самоучкой...
Папа сорвался только один раз,был у нас старший по подъезду,весь в орденах,ветеран ВОВ,товарищ Г-в,все выступал везде..
Его никогда не звали за бойлерную..Так он однажды сунулся...ну и мы крутились неподалеку и я помню лицо папы,правда я половину слов не поняла тогда.
Уже будучи взрослой я узнала ,что т.Г-в был помощником начальника лагеря для "предателей родины"...
Его уже нет в живых.
И папы моего нет..10 лет уже...

Спасибо. За ум, за мудрость, за человечность.
Очень рада, что узнала Вас.

Спасибо за такой подробный анализ происходящего.

Вы невероятно точно сформулировали мои мысли. И, думаю, что не только мои. Спасибо Вам.

спасибо за интересные выводы, никогда до этого не смотрела на послевоенные события с такого ракурса.

несколько мыслей родилось по ходу чтения:
1) по поводу скинхедов. когда в обществе всё ещё так актуальна тема войны и слово "фашист" - синоним слова "садист", как могло такое широкое распространение получить движение скинхедов и про-фашистов? или взрослые настолько перекормили детей переживаниями о войне, что получили вот такое противодействие? но также можно эту тенденцию рассматривать как проявление травмы - идентификация с насильником. может, кстати, и неожиданно возобновившееся в некоторых почитание Сталина тоже с этим связано...
2) по поводу ограждения детей от страшных фактов/переживаний/книг и фильмов. я тоже начинающая мама, но я не знаю, верно ли вот настолько ограждать ребёнка... конечно, не хочется, чтобы любимый ребёнок переживал, плакал, но с другой стороны - от проявления этого в культуре ещё можно оградить, а в жизни - уж точно невозможно... я в одно время читала много сказок разных народов. так вот в большинстве этих сказок довольно много и страданий, и насилия, а некоторые так вообще ужасные. значит, на протяжении многих веков многие народы не замалчивали перед детьми нерадостные стороны жизни. значит, для чего-то это надо...

Скинхеды, да, это идентификация с агрессором классическая. И протест тоже.
А про детей -- я не думаю что надо их специально ограждать из головы. надо просто идти за процессом. Как пойдет. Моя дочка, например, 2000 года рождения, с ней иначе. Ее это интересует, она хочет знать. Другая стадия.

Людмила, спасибо большое. Прочла и добавила в избранное. Это дар, облекать в слова, размышления то, что я в большей части чувствовала, да и после смерти бабушки и поговорить особо не с кем об этом было. А потребность в поговорить была.
На Украине, несколько лет назад был издан роман - документ, "Бабий ЯР" Анатолия Кузнецова. Он был мальчишкой и жил на Куренёвке, район где начинался Бабий Яр. Он пережил оккупацию Киева и описал всё в этом романе. Тяжело его читать, но интересно и надо. Надо знать.
А в 10 лет зачитывалась "Молодой гвардией" и часто ездила в музей (Родина мать) где вещи и фотографии их сохранны...
Спасибо!

Хоть я, коненчо, не со всем согласен -- но среди всего того, что в эти дни написано повсюду, куда ни глянь, -- ваша статья самая лучшая.

Спасибо.
Я тоже про это думала.
Но я бы ТАК не написала.

Как там у вас, получилось вразумить кого-то с этим хором на лестнице? Правда опасно же.

Люда, сильно, очень сильно, полдня перечитываю. а по поводу травматизации этой войной, да есть она. мой папа всю войну мальчишкой с 11-16 лет сам отары пас в горах, носки вязал, гречку поночам перебирал - все для фронта.

Всё-таки, вы мухлюете. Если у пациента отключилась часть мозга ответственная за память и умирает ответственная за эмоции, он не выздоровел. Он - стал идиотом.

Поколение тех, кто пережил, унесло свою боль в могилу. Сейчас медленно убывает поколение помнящих. По крайней мере исчезает оно из тех мест, которые политику и культуру страны определяют.

Власть же нагло использует Последнюю Великую Победу. Какое очищение?

Да и у каждого поколения своя травма. По послевоенным прошлась Перестройка. Не столь кроваво, но не менее глубоко. И те, кому сейчас двадцать, тоже свой надлом в душе носят.

Получилось бы гораздо вежливее, если бы вместо певой фразы Вы написали: "а я думаю иначе". И далее по тексту.

спасибо вам за этот текст. за весь, но за эту часть - особенно.
мне стало ясно, почему последние годы отбиваюсь от всех фильмов и книг о войне - не хочу просто больше об этом, "с меня довольно". я уже даже вырастила себе на этой почве некоторое чувство вины - как же так, такая тема, а я... а оказывается, это вполне легитимная часть процесса, заключительная стадия. спасибо.

Со мной тоже самое. Последние годы не люблю этот период, начало мая. Начинают нагнетать - фильмы, передачи и т.д. Ухожу от всего этого.
Только телефильм "Штрафбат" посмотрела и могу еще смотреть. Теперь тоже понятно почему. Амбивалентность. Тут пока другая стадия. Осознания?

Огромное спасибо за эти посты.
И за подснежники и не-макаренко.

Спасибо огромное Вам за Ваши статьи. И спасибо тем, кто оставил тут комментарии - за стихи потрясающие, за воспоминания, которые не наши личные, но наши кровные.

Спасибо большое за то, что написали.

Спасибо, очень интересно.

перефразировав ильина - быль случившаяся с нацией, как с неким единым организмом. Спасибо. Есть над чем поразмышлять и что вспомнить, сопоставить...

Однажды, мне довелось оказать 9-го мая в Иерусалиме. Советские ветераны, репатрианты, организовали свой парад Победы. Маленький такой парадик по улицам города. Но движение встало. Водители возмущались, а узнав, что происходит, удивлялись и с любопытством смотрели. Иногда с пониманием, вернее с ее попыткой. И только выходцы из СССР понимали сразу все и подходили сказать спасибо. Эту разницу в отношении я отметила еще когда работала в еврейском агентстве. Между нами - "русскими" и израильтянами - было стойкое недопонимание относительно Дня Победы. Они не замечали этот день. Т.е. знали конечно, но он для них ничего не значит. Моему возмущению не было границ! Как так?! После Холокоста, после всего страшного не понимать, не чувствовать, что принес именно этот день?!
А потом я попала в Белорусь. я общалась с разновозрастными людьми и там я увидела какая это рана, кровоточащая, болезненная, значительно сильнее, чем даже здесь, в пережившем Блокаду.

С другой стороны, для меня было очень новым, очень понятно-непостяжимым то, что для многих людей, особенно из тех кто жив сейчас, война, при всех ее ужасах, это прежде всего молодость. Как говорила героиня фильма "Военно-полевой роман": А что все говорят "война-война"? На войне у меня все было (с) И ведь действительно, все самое яркое, самое молодое, любовь, рай в шалаше, ощущение остроты бытия, надежды, горе... а после... корзинка с пирожками и тоска от бесперспективы... тоже другой угол. Их много, этих углов и каждый важен и нуждается в осмыслении - вновь птс - вот, например, этот плачь, записанный в пятидесятые http://oberega.livejournal.com/55189.html

Вы знаете, я думаю, это тоже такая интуитивная самотерапия. Психологов МЧС учат на стадии шока помогать человеку почувствовать свое тело. Руки, ноги, дыхание. Чтобы сердце не остановилось. Дышать -- главное. Так что жгучая любовь, и секс, и острое "как поют соловьи" -- это да.

?

Log in

No account? Create an account