Петрановская Людмила (ludmilapsyholog) wrote,
Петрановская Людмила
ludmilapsyholog

Categories:

Мозговой штурм - итоги

Итак, что ж у нас тут за сутки набралось.
Есть решительные голоса за "не трогать, это их дело, в чужую семью лезть не надо, свои мозги не вставишь, мы не знаем, в чем истинная причина" и т. д.
Были отдельные предложения дать в морду :) В том числе словесно.
Большинство предлагает поддержать, дать возможность выговориться, предложить помощь и т. д.
Единичные предложения сообщить в инстанции.

Что я об этом думаю? Думаю, что проблема очень сложная, содержащая в себе много неразрешимых дилемм и очень неприятных, просто-таки мучительных выборов. Неудивительно поэтому, что так много было всяких защитных проявлений: да она на самом деле не тронет, да это она просто так говорит, да это она потому и говорит, что хочет, чтобы ее отговорили и т. д. Рассуждения про то, что неизвестно еще, что он там натворил и может, за это вообще убить мало, и вообще, порка не помешает и т. д.  Попытки девальвировать проблему, ставя ее в один ряд с замечаниями про шапочку или вопрошая "А кто никогда не кричал на ребенка?". Отдельно доставил аргумент про возраст: 12 лет, уже большой, сам разберется. То есть сигареты покупать и пиво - маленький, решить, что школа ему не нужна - маленький, не слушаться маму -- маленький, а терпеть жестокое обращение  и "сам разбираться" -- большой. Ловко.
Не знаю, конечно, может быть, это я недостаточно выразительно пересказала, мне-то история была изложена "в лицах", с передачей интонации и мимики (по мере сил рассказчика). Но даже и только по тексту у меня сложилось впечатление, что именно собирается, и очень сильно, а говорит об этом вслух соседке с полным сознанием своей правоты, а вовсе не "чтоб отговорили". Не уверена, что прямо есть намерение специально унизить ребенка, может, просто тупость эмоциональная, типа "а чего ему будет, засранцу". В общем,  у меня не получилось утешиться тем, что "это лишь фигура речи".

Конечно, универсального рецепта нет и быть не может (хотя я надеялась -- а вдруг кого осенит? :)). Но есть, так сказать, глобальные соображения.
1. Приведенные ситуации не имеют ничего общего ни с советами про  шапочку, ни с "кто же не срывался". В первом случае автор подчеркивает систематичность, долговременность ситуации.  Во втором речь идет о реальном жестоком обращении, один акт которого -- эмоциональное насилие, унижение -- уже состоялся прямо на глазах, а второй намечен к скорому исполнению, о чем нам объявлено. Не риторическим возгласом "До пороть их надо, распустились совсем", а конкретным: "Сейчас придем и он получит".  Моя собеседница провела следующий час, точно зная, что ПРЯМО СЕЙЧАС ребенка, ее знакомого ребенка, сильно бьют. Она рассказывала, как сидела и смотрела на телефон - позвонить в милицию? А вдуг заберут? Ведь все говорят про ужасную ЮЮ.  Пойти позвонить в квартиру? И что потом? И как боялась встретить мальчика в подъезде на другой день. И не встретить тоже боялась. Так что не надо прятаться за иллюзиями, все довольно серьезно.  Вот не так давно опять было: мать забила насмерть ремнем мальчика. Воспитывала. А совсем на днях госпитализировали мальчишку -- тоже лет 12, спорстмен.  Папа считал, что плохо тренируется, взял ремень. Их дело?

2. Даже если вынести за скобки пострадавших детей, мне не очень понятно, почему это "их дело", особенно в первом случае. Есть другие дети, они пугаются. Почему они должны это слушать? Травма свидетеля в ситуации насилия может быть очень сильной. И непонятен массовый вывод "уйти с этой площадки". А куда? У нас что, пруд пруди хороших площадок? Хорошо, если это случайная встреча в парке, а если это ваша всегдашняя площадка у дома и у вашего ребенка там все друзья? И почему уходить должны те, кто ведет себя нормально, оставляя все в распоряжение "неадекватных"? Понятно, что бегство -- одна из самых популярных защит, но немного инфантильная, вообще-то. Я не к тому, чтобы любой ценой бороться за территорию, превращая прогулки с ребенком в военные действия, но как-то смущает такая готовность сразу же ретироваться.

3. Конечно, вмешательство -- есть нарушение границ семьи. От того, что оно обусловлено благой целью защитить ребенка, оно не перестает быть нарушением. И надо понимать, что те, кому пытались причинить добро, вправе послать, и далеко. Поэтому вмешиваясь, надо быть способным эту ответную агрессию принимать и контейнировать, тем или иным способом. Иногда поддержать, иногда пошутить, переключить внимание, а иногда и поставить на место. Но понимать, что агрессия в ответ -- это нормально совершенно. И, в конце концов, пусть лучше на нас, чем на ребенка.
Собственно, эта ожидаемая агрессия многих и останавливает от вмешательства -- собственный опыт резонирует. Потому что понять, каково ребенку, в основном могут именно те, кто сам такое пережил. Но кто сам пережил, тому очень страшно. Вообще, когда я начала заниматься этой темой, то была поражена, как много взрослых людей в ситуации угрозы (наезда, неудачи, конфликта) держат руки в районе попы. Совершенно неосознанно. Типа юбку поправляют.

4. В любых переговорах -- а вмешательство в такой ситуации есть переговоры -- важно иметь НАОС -- наилучшую остающуюся альтернативу. Что, если ничего не выйдет? И вот с этим, надо признать, у нас полный караул. Какая НАОС-то? Опять-таки, позвонить в милицию или в опеку? И? Где гарантия, что в это время не проходит очередная кампания и ребенка не заберут под это дело? И кто его потом защитит от насилия в учреждении, не говоря уже о само травме разрыва с семьей, даже если в конце концов все устаканится? Хорошо,  когда есть соцслужба, а в ней - грамотные люди, не контролеры, а хелперы, готовые вникнуть и поддержать. Там, где это есть, у людей есть НАОС, а значит, они чаще реагируют, не боясь, что последствия будут гораздо хуже, чем оставить так. А значит -- меняется социальная норма. (Хотя при этом возможны перекосы -- как было справедливо замечено, видеть ребенка, бьющего родителя, не менее отвратительно, чем видеть родителя, бьющего ребенка. Но невозможно сразу попасть в яблочко, это требует времени, проб и ошибок). Над созданием НАОС еще пахать и пахать. У нас пока все больше кампании проводят.

5. С другой стороны, свято место пусто не бывает. Если социум уклоняется от роли, которую он всегда играл: установление и поддержание правил взаимодействия между людьми, прежде всего публичных, но в особых случаях (насилие) и внутрисемейных, эту роль берет на себя государство. И тут уж не стреляйте в пианиста -- играет как умеет. А государство, особенно наше, оно известно, как умеет -- топором и без разбору. И если завтра в школе случайно заметят, что у Сережи тело в сине-багровых полосах, то послезавтра, уж извините, осмотрят с пристрастием всех детей, в том числе и ваших. И послать будет затруднительно.
Я понимаю, как здесь всех достали коммунальные традиции и постоянное нарушение границ, и у социума нашего тоже жесть какие традиции в этом плане. Но вот как-то государство  меня еще больше в этом смысле пугает. Как говорил Марк Твен, "Если единственный инструмент, который у вас есть -- это молоток, то слишком многое вокруг покажется гвоздями". А у него, у государства нашего, как раз единственный. И его, в  отличие от соседей, не будет сдерживать страх получить отлуп. И ему не придется взвешивать: стоит лезть или это еще пока не тот случай. Как ни крути, у социума инструментов больше, они тоньше и разнообразнее. И эффективнее гораздо в конечном итоге, ну, может, кроме самых крайних случаев.

6. Многие спрашивали: а какова задача? Ну, понятно, иногда задача -- защитить ребенка от конкретного акта насилия, прекратить избиение, например.  А в долгосрочной перспективе? Мне кажется, ставить задачу изменения чужих детско-родительских отношений некорректно. Даже специалисту, не то что просто людям, оказавшимся рядом. Можно только  дать обратную связь, может быть, предложить помощь и потом помочь, если будет запрос, собственно, все. Так же нереально пытаться изменить судьбу чужого ребенка, воздействуя на его родителей. Но можно самому попытаться дать ребенку недостающий ресурс понимания, поддержки, уважения. У некоторых это прекрасно получается, судя по комментам. 
Задача в догосрочной перспективе, на мой взгляд - именно изменение социальной нормы. Чтобы это было неприлично, неудобно, некомильфо. Да, это не поможет такой задерганной и несчастной маме любить себя и ребенка. Но не распускаться -- очень даже поможет. Как я уже писала, манера срывать свое раздражение и недовольство жизнью на ребенке есть прежде всего дурная привычка. Сначала за ней стоит подлинная несчастность, а потом часто просто нежелание себя контролировать. И тогда нужны внешние рамки, не позволяющие распускаться. Кстати, очень может быть, что съэкономленная таким образом энергия в конечном итоге поможет пересмотреть свою жизнь и свои отношения в семье.
Дурные привычки не лечатся ни разговорами, ни угрозами -- только средой. Вот у меня куча знакомых, которые были здесь заядлыми курильщиками и никак не могли бросить, а потом эмигрировали и довольно быстро курить перестали. Почему? Про рак легких они и раньше знали. И про то, что "курение убивает". И денег всегда было жалко. И жизнь у них там часто более нервная и напряженная, чем здесь. Однако именно там бросили. А просто неудобно. Все не приспособлено к этому. Смотрят косо. Нигде нельзя. В туалете нельзя. С чашкой кофе в буфете нельзя. Чтобы было можно, нужно пилить 15 минут в курилку в самом дальнем углу самого дальнего корпуса, и эта курилка -- не самое комфортное и уютное место с диванчиками, центр самых интересных и важных разговоров, как в наших офисах, а тесная каморка, в которой только стоять и курить. Раз неохота туда идти, два, а потом уж вроде и не надо. Оказывается, можно иначе провести перерыв и тоже хорошо. Точно так же и с воплями-шлепками. Станет это неудобно -- будет стимул искать новые варианты взаимодействия с ребенком. А когда нормально -- то и нормально. Орем, лупим, все вокруг виноваты, а я главная бедняжка.

В общем, дело ясное, что дело трудное. Тут и всякие глобальные социальго-исторические причины имеют место, конечно. Когда в обществе многие пути проявления агрессии перекрыты наглухо (например, агрессия к властям, начальству), всегда страдают самые слабые. Да и сами сегодняшние жестокие родители часто огребли в свое время  по самое не могу. Однако деваться-то некуда. За нас-то никто не разгребет. Тут такой как бы субботник нужен перманентный, только не улицы чистить, а отношения и коммуникацию.
Спасибо большое всем, кто принял участие в обсуждении. Я уверена, что это очень важная часть работы: самим понять,  чего хотим и чего можем. Это было очень важно и интересно. Спасибо еще раз!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 174 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →