Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Снова школа.
ludmilapsyholog

Начался учебный год. Кто-то комментирует это событие с радостью и всех поздравляет, кто-то с тяжелым вздохом и всех утешает. Но так или иначе, на эту дорогу нам и нашим детям надо ступить и надо ее пройти -- хорошо бы с приобретениями, а не с потерями, и желательно бы с улыбкой, а не с тоской в глазах.

Так и не решив, утешать или поздравлять, решила попробовать быть полезной. Размещу здесь те главки из книжки "В класс пришел приемный ребенок", которые были добавлены во второе издание. Для тех, у кого есть только первое или вообще нету книжки.  В один пост не влезет, я по частям.

Три кита и один верблюд

До сих пор речь шла о трудном поведении. Но ведь есть еще трудности собственно с обучением, с усвоением новых знаний. Практически у всех детей, которых берут из детских домов, стоит диагноз ЗПР. У многих нарушено внимание, плохая память, трудности с абстрактным мышлением, при том, что в общем и целом интеллект в пределах нормы. Что со всем этим делать?

Я не специалист по коррекционной педагогике и не смогу дать исчерпывающий ответ на этот вопрос. Но когда речь идет об обучении и развитии детей, психология, методика, педагогика так тесно переплетены, что бывает невозможно отличить: вот этот конкретный мальчик — он почему по математике не успевает? У него сильный страх неудачи? Или у него выработалась привычка не думать, а угадывать? Или у него действительно «западают» какие-то мыслительные функции? Или просто сильно запустил и теперь уже ничего не понимает? Или все это сразу? Различить бывает трудно.

Успешность любой деятельности у детей и у взрослых зависит от трех составляющих: способность, обученность и мотивация. Их иногда называют «три кита компетентности». Рассмотрим их немного подробнее.

Под способностью имеется в виду и сиюминутная возможность (например, невозможно танцевать вальс, если у вас радикулит) и базовая, постоянная способность, такая, как память, воображение, музыкальный слух, способность к комбинаторике или к анализу и т. д. Базовые способности частично закладываются от рождения, частично развиваются в течение жизни, особенно в детстве. Некоторые способности никогда не формируются, если в определенные периоды жизни для этого нет благоприятных условий, например, если с ребенок в возрасте 1-5 лет не слышит речь других людей, не общается с ними, он может так никогда и не заговорить.

Умение что-то делать, владение необходимым знаниями и навыками — это и есть обученность. Многому в жизни мы учимся сами, межу делом, без чьей-то специальной помощи. Так дети учатся, например, рисовать, играть куклы, раскачиваться на качелях, прыгать на одной ножке и т. д. Но есть немало знаний, умений и навыков, которыми без помощи взрослого овладеть очень трудно, если вообще возможно. Именно поэтому в человеческом обществе преподавание, обучение выделилось как особая сфера деятельности, которой тоже приходится учиться и которая общество оплачивается. Уровень и качество обученности в большой мере зависят от педагога. Конечно, высокий уровень способностей может позволить ребенку достичь хороших результатов и у слабого педагога. Поэтому хорошим учителем справедливо считают не просто того, у кого много отличников и олимпиадников (например, предварительно отобранных при наборе в школу), а того, кто каждому ученику способен помочь продвинуться вперед так сильно, как позволяют его конкретные способности. Причем добиться продвижения реального, а не имитированного, то есть основанного на понимании, осознанном и прочном владении материалом. Именно про таких учителей говорят «Лучше тройка у Валентины Петровны, чем пятерка у кого-то другого».

И, наконец, третий «кит», без которого не имеет смысла все остальное — мотивация. Если ее нет или она смещена с овладения знаниями куда-то вбок (например, на «неполучение двойки»), становится уже неважно, какие там у ученика способности и насколько хорошо организован учебный процесс. Все будет мимо. Мы получим знакомую до боли картину «в одно ухо влетело, в другое вылетело» или «нате вам ваши уроки, отвяжитесь». Ребенок не будет учиться. Возможно, он будет делать домашние задания, писать контрольные, отвечать у доски, сдавать экзамены. Возможно, даже оценки будет получать неплохие. Вот только учиться — не будет. Потому что, как говорит древняя притча, можно привести верблюда на водопой, но ни один мудрец и ни один правитель не может заставить верблюда пить, если тот не хочет. А дети все-таки поизобретательнее, чем верблюд. Уж они найдут способ сделать вид, что все-все поняли, загрузить в голову «временный файл», не пропуская его вглубь, чтобы он быстро и без следа стерся сразу после контрольной. Спросите ради интереса у ребят через час после того, как они сдали работу: какие задачи в ней были. Очень многие ответят «Я не помню». Так вот, если человек действительно решал и думал, он просто не может через час не помнить, над чем. Только если проскользнул мимо, около, решил приблизительно, так сказать, «не приходя в сознание». Вполне возможно, получив при этом правильный ответ.

Почему так происходит? Это очень большая тема. Много книг про это уже написано, много еще напишут. [1] Мы только немного коснемся ее, но все по порядку. Сначала — первый кит.



[1] Очень рекомендую замечательные книги на эту тему американского педагога Джона Холта «Причины детских неудач» и «Залог детских успехов»

 

и еще кусочек

Способности, хорошие и… разные.

Есть обстоятельства, которые мы не в силах изменить. Надо признать, что если у ребенка в период самого активного период познания мира, в раннем детстве (примерно от года до 4 лет), не было условий для развития, а постоянный сильный уровень стресса тормозил познавательную активность, многие возможности будут утрачены для него навсегда. Подобно тому, как стать музыкантом-виртуозом или балериной можно только если начать заниматься до определенного возраста, так и любознательность, легкость схватывания нового как устойчивые качества ума должны формироваться в раннем детстве, в благоприятный для этого период. Если в силу тяжелых обстоятельств детства это оказалось невозможным, очень часто потребность в познании и способность к усвоению нового как таковая остается сниженной у человека на всю жизнь. Это не самое страшное в жизни, таких людей вокруг нас немало, они любят, дружат, растят детей, радуют себя и приносят пользу другим. Есть много видов деятельности, которые не предусматривают постоянного переучивания, а наоборот, приветствуют постоянство и следование традиции. Во многом таково и обучение в нашей школе, особенно в самых младших классах. Делай, как показали, и будешь молодец. Но годы идут, и палочки сменяются формулами, а задание «спиши» уступает место сочинению на тему «Образ лишнего человека в русской литературе». Прежде вполне успешные ученики вдруг обнаруживают, что просто не тянут, не могут, не справляются, не знают, что делать. Какое-то время они выезжают на репутации «примерных» и на старательности. Потом их силы истощаются и наступает крах. А если еще и изначально особой старательности не наблюдалось? Или были нарушены в том числе и способности, необходимые даже для успешности в младшей школе, для того, чтобы просто аккуратно списать?

Существует упрощенное представление, что все дети делятся на «одаренных», «нормальных» и «с ограниченными способностями». И будто бы можно путем наблюдений или специальных методик отделить одних от других, рассадить по разным классам и школам и тогда с ними будет работать удобнее и каждый ребенок получит учебную программу по силам. Кабы все было так просто…

У каждого из нас — своя уникальная карта способностей, которая, как мозаика, сложена из множества связанных друг с другом элементов. Кто-то легко запоминает стихи, но плохо цифры. Кто-то хорошо ориентируется на местности, но совсем не воспринимает музыку. Кто-то может долго быть внимательным и собранным, но не способен думать, если условия задачи все время меняются (а в жизни так происходит сплошь и рядом, взять хотя бы вождение автомобиля). Кто-то прекрасно решает алгебраические задачи, но не в силах справиться со стереометрией. Кто-то пишет очень грамотно, но не может свободно излагать свои мысли на бумаге. Кто-то имеет ужасный почерк, но прекрасно владеет компьютером. А кто-то наоборот. Да миллион вариантов!

Мозг человека — очень сложная и нежная структура. До сих пор не очень понятно, почему одни его участки у данного человека работают лучше, другие — хуже. Возможных факторов воздействия очень много: от генов и экологии до обстоятельств появления на свет и психологического состояния мамы во время беременности. Известно только, что в мозгу каждого человека есть так или иначе возникшие зоны с нарушенной проходимостью, или ММД — микромозговые дисфункции. Такая дисфункция может затрагивать даже не глобальную способность к чему-либо, например, к абстрактному мышлению, или к запоминанию вообще, а некую грань, аспект способности. Есть люди, которые плохо запоминают лица, а есть — которые не удерживают в памяти имена и фамилии. Встречаются те, кто очень точно слышит фальшь в музыке, на сами не способны спеть чисто даже «В лесу родилась елочка». Я, например, очень любила в школе геометрию и вроде у меня были к ней способности, но при этом до сих пор иногда путаю право и лево, а сколько раз выкраивала не на ту сторону рукава и воротники одежды или выходила не в тот выход метро — не сосчитать. И опять-таки трудно бывает различить: этот человек не способен разгадывать загадки, потому что у него на уровне мозга повреждена функция метафорического мышления? Или в 4 года над ним зло посмеялась воспитательница в детском саду за глупый, по ее мнению, ответ? А этот ребенок, который в 10 лет не может сам дойти от дома до школы в соседнем квартале, у него проблемы с топографией? Или просто над ним так трясутся родители, что никогда в жизни никуда одного не отпускали?

Неспособности соседствуют со способностями, а порой и с незаурядной одаренностью. Ставший хрестоматийным пример — Пушкин с его неспособностью к математике. Самую большую гору забытых в раздевалке вещей мне довелось видеть, естественно, в школе для одаренных детей. Там же был самый спортивно выглядящий школьный врач. Одаренные, они, знаете ли… То мимо стула сядут, то в закрытую стеклянную дверь войдут, то реактив на себя выльют. Приходится быстро по лестницам бегать…

Причудливый узор, который образуют способности каждого из нас, чем-то похож на компьютерную карту большого города с изображением автомобильного движения. Где-то поток машин бодро катится вперед, где-то возникла пробка и движение затруднено, а местами вообще дорога перекрыта, и там — только в объезд. Что-то в этой карте обусловлено стечением событий (произошла авария, перерыли дорогу), а что-то — досталось по наследству, например, как Москве ее радиальная структура дорог, которая сейчас очень неудобна, а уже ничего не изменишь. Наверное, когда-нибудь наступит время, когда для каждого ребенка специалисты будут определять его индивидуальную карту способностей и на ее основе выдавать рекомендации: на что опираться, что можно развить, а что и развивать бесполезно, нужно учить ребенка решать те же задачи другими способами, «в объезд». Если можно научить слепоглухонемого ребенка читать и говорить, неужели же нельзя найти способы обучения грамотности или математике для детей, у которых в этом месте «дорогу размыло»? Для того, чтобы все это стало возможным, предстоит проделать большую работу и по изучению человеческого мышления и процесса обучения, и по перестройке школьной системы. А что нам делать прямо сейчас?

Учить ребенка и учиться самим относиться к его конкретному набору способностей по-хозяйски. В самом деле: мы задаем «выучить стихотворение» и потом проверяем и оцениваем результат. Но мы никогда не помогаем ребенку научиться учить стихи. Мы требуем «Будь внимательнее!». Но не подсказываем, что делать, если это внимание так и упрыгивает куда-то, не успеешь оглянуться — и уже мечтаешь о чем-то постороннем? Способность анализировать, сопоставлять, классифицировать — без нее вообще никакая учеба невозможна. Но на уроке от ученика всегда требуется, чтобы она уже была. Осознанно развивали ее в последний раз на занятиях по подготовке к школе (это если ребенок на такие занятия ходил): разложи морковки к зайчикам, а яблоки — к ежикам. На таком примерно уровне. А потом на него сразу обрушивается: гласные и согласные, четные и нечетные, части речи, сумма и разность и еще много всего. Всем этим нужно оперировать быстро, точно, да еще и в процессе другой деятельности (например, решить по ходу, писать ли слово с большой буквы — многоступенчатый алгоритм надо применить). Если у ребенка эта способность «западает» — не избежать больших проблем.

Очень важно научить ребят не причитать горестно «ах, у меня такая плохая память», а задать себе вопрос: какая именно у меня память? Как мне легче запоминать? И какой материал вызывает особые затруднения? Что мешает и что помогает? Собственно, вся та же логика, которую мы подробно разбирали, говоря о трудном поведении — не вешать ярлыки, а подробно и конкретно описывать ситуацию и пробовать разные способы ее решения. Цель — найти собственные эффективные технологии запоминания: на слух, на вид, через образ, через сравнение, через действие, через сопоставление.

Вот только некоторые примеры мнемонических техник:

·                 записывать сложное слово или историческую дату разноцветными карандашами (каждую букву — другим цветом)

·                 декламировать их как стихи, для соблюдения размера добавив междометий (получается еще и весело),

·                 петь, как песню, при этом маршировать,

·                 сочинить сказку, где бы обыгрывалось правило или повторялись трудные слова,

·                 изобразить слово необычным способом (из конфет, изюма, спичек, шнурков от ботинок, самих ребят и т. д.)

·                 нарисовать стихотворение, показать его пантомимой

·                 разыграть сценку на основе правила или стихотворения, можно с помощь игрушек или рисунков, спрашивая каждого персонажа о его мыслях и чувствах (пусть мягкий знак расскажет, почему он согласен стоять на конце после шипящих у слов женского рода, а про существительные мужского рода и слышать не хочет).

Можно время от времени посвящать классный час разговору о том, кто как запоминает и какие свои «приемчики» изобрел. Пусть ребята поделятся друг с другом, опробуют новые способы. Заучивание должно восприниматься не как «проклятие», а как вызов, трудная, но интересная задача.

Помните мысленное упражнение с баррикадой в начале книги? Проведите его с ребятами, пусть они сначала представят себе (можно нарисовать на доске или прямо разыграть, как сценку) такую картину: я сам, а за баррикадой — задание, которое нужно выполнить, и моя тупая, ни на что не способная, ненавистная голова. Многие узнают эту картинку — именно так они себе все и представляют. А теперь измените диспозицию: вот я, за баррикадой — трудная задача. Рядом со мной — моя голова, такая, какая есть, другой нету, это — моя родная. И мы с ней уж как-нибудь напряжемся и справимся. А потом друг друга похвалим.

Также очень важно уметь искать варианты «объезда» и понимать, что в некоторых случаях это правильнее и эффективнее, чем ломиться по прямой. Один мой знакомый мальчик, очень толковый в целом, катастрофически не мог связно излагать мысли на бумаге. Ну, просто караул, что у него получалось вместо эссе, а поступать он собирался ни много ни мало — в МГУ, и результат ЕГЭ по русскому должен был быть приличным. Я долго пыталась ему помочь, заставляла писать и переписывать, читать классиков и анализировать эссе великих. Он честно старался — и каждый новый «опус» только приводил меня в отчаяние. Это была чистая, без прикрас, двойка. Вроде бы ясно было, что невозможно, да и незачем учить его «хорошо писать вообще», ему нужно просто написать эссе один раз в жизни– и все (он поступал на естественный факультет). Но слезть с колеи «научить излагать свои мысли письменно» я не могла, пыталась все снова и снова, только вызывая у человека чувство неполноценности и полной безнадеги. Затем ему очень повезло, он попал на одно-единственное занятие к опытному репетитору. Та по первой же пробе точно поставила диагноз и, не тратя времени на «высокие» цели, сразу пошла в обход. Она сказала: «Представь себе, что это конструктор, вроде «Лего». Парень сразу приободрился, из «Лего» он еще в детстве умел делать модели невероятной красоты и сложности. Потом они разобрали всю внутреннюю конструкцию эссе, блок за блоком. Она дала конкретные заготовки для начала, связок, завершения. С памятью, логикой и умением видеть структуру у ребенка все было в порядке, он воодушевленно кивал. Они занимались два часа. Еще пару дней он потренировался дома. Результат — 16 баллов из 20 за эссе, пятерка за ЕГЭ, желанный факультет. Как говорится, умный в гору не пойдет, умный гору обойдет! Конечно, это не подлинное обретение компетентности, а имитация. Но ведь обуславливать для человека возможность стать физиком или химиком умением писать эссе — это не мы с вами придумали…

Когда речь идет о слабых и сильных сторонах способностей, важно иметь в виду еще вот что: каждый из нас склонен терпимо и с пониманием относиться к тем «заторам» в голове ребенка, которые похожи на наши собственные. Мы же вот с ними живем, и ничего, вполне собой довольны. А вот заторы в тех местах, где у нас самих — мощный трафик… Нам это непонятно, дико, нас это безумно раздражает: ну, как можно э-ле-мен-тар-но-го не уметь и не понимать? Поэтому учителя аккуратного, собранного, «правильного» будет сводить с ума ребенок, все всегда теряющий и путающий, и ни грамма не утешит, что у этого же ребенка — яркая фантазия и самостоятельное, свободное мышление. А учителя творческого, «фонтанирующего», наоборот будут злить девочки-хорошистки с ровным почерком, которые не могут ни на шаг в сторону отойти от шаблонного решения задач. Все мы люди, это вполне нормально. Профессионализм начинается там, где мы научаемся отслеживать свою нетерпимость к иначе организованному мышлению, к иной карте способностей. И стараемся использовать все свои собственные дарования, чтобы помочь каждому ребенку.

 

Продолжение следует :)





  • 1
Спасибо,Людмила!Хоть и книги есть,и знаю вроде бы достаточно,но...повторение -мать учения!!! ;))

Спасибо! Моему приёмному в школу через год (или через два...) - буду подковываться.

Вам спасибо за встречу с учителями троицкими, в этих главках очень пригодились их примеры.

Правда? Интересно как.
Хорошо, что наше общение так взаимно полезно! :)

спасибо
сыну в школу в сентябре. учусь учить

вот сайт, где можно посмотреть, что с этим делать (я имею в виду проблемы и ММД): www.as2x2.com
рекомендую очень.

Нигде этой книги нет. Очень надо. У меня усыновленный ребенок пошел в 1й класс. Уже проблемы начались. Не с учебой - тут я постаралась подготовила. С поведением. Не усидчив. Дерется. Хотя дома - душа человек.
Уже плакал, что его учительница назвала гадким.
Это школа только началась.

Подмосковье. Не особо ближнее. Доехать проблематично. Тем более школа сейчас. А выслать по почте могли бы? Естественно с оплатой всех затрат? Пожалуйста!

А где именно? у нас народ на группы отовсюду приезжает.

"Новая Москва". За Троицком еще километров 25. Вороново. В принципе я могу еще до Подольска доехать. Но в Москву соваться уже не рискую. С пробками непредсказуемо, когда выберусь.

Да, конечно!!! Самый ближайший город. Мне бы штучек парочку как минимум. Одну вот советуют учительнице отдать. Я пока с ней по душам еще не говорила. Думала, не надо будет. Но как-то не радостно мне сегодня. Думаю, пора.

ОК, сегодня уже поздно, завтра спрошу у коллег в Троицке, нет ли у них книжечек. Если нет, передам.

Большое спасибо! Буду очень ждать. Если что, напишите напрямую по адресу lobatchj@mail.ru

Я не вспомню, лучше Вы еще ближе к понед. напишите

Доброе утро. Напоминаю:)
Мы говорили о том, чтобы передать пару книжек в Троицке.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account