?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Агитирую за старого друга
ludmilapsyholog
С Всеволодом Луховицким мы знакомы уже почти лет 20, ну 18 точно. Когда-то мы общими усилими реанимировали проект учебника русского языка для школьников, который начали еще в 60-е ведущий российские лингвисты Московской школы под руководством М.В. Панова. Учебник был написан, но не особо востребован школой и был очень малоизвестен. Что было совсем неправильно, потому что ситуация с русским языком в нашей школе очень невеселая. Не буду сейчас подробно вдаваться, скажу кратко так: все эти учебники Баранова-Бабайцевой-Разумовской, по которой учились и учатся почти все российские школьники,  имеют примерно такое же отношение к науке о языке, как физика Аристотеля к современной физике. Когда детям втуляют, что местоимение -- часть речи, а существительное потому существительное, что называет предмет -- это как если бы на географии рассказывали, что земля стоит на трех китах, а на химии про теплород и философский камень объясняли. Так вот, учебник, который мы хотели вернуть к жизни, был написан настоящими учеными, причем ведущими, при этом с юмором, на живых примерах и доступно. Мы с Всеволодом и еще одной замечательной учительницей, Валентиной Васильевной Дибобес, немножко встали на уши и состоялось  переиздание учебника, Михаил Викторович еще успел принять в нем участие. Потом учебник начал потихоньку обрастать методичками и рабочими материалами. С тех пор уже вышло несколько переизданий и он вполне себе живет.
Потом меня унесло из школы, а Всеволод придумал преподавать детям право через ролевые игры, и тоже этим классно занимался и до сих пор занимается. И по Панову русский язык преподает -- у моей дочки, например,--  ребенок в восторге
А еще он создал профсоюз учителей и помогает множеству российских учителей решать трудовые споры.
И пытается отбить от чиновничьих реформ то, что отсталось от нашего образования.
Это я все к тому, что вот здесь можно за него проголосовать. Я уже, и вас призываю
http://premia.mn.ru/premia_civil/20121120/331062824.html


  • 1
А как дать понятие существительного детям, не знающим ещё про числа и падежи?
Как объяснить падежи детям, не знающим про существительное? Отсюда и получилась палочка-выручалочка про "существительное - это предмет"


Edited at 2012-12-03 06:36 (UTC)

Нет, не отсюда. От Аристотеля. Это первичная интуиция, как и его утверждение, что телега едет, потому что лошадь ее тянет, а как перестанет тянуть -- так и встанет. Ньютон показал, что Аристотель не прав в физике. Фортунатов показал, что Аристотель не прав в языкознании.
А зачем давать понятие существительного детям, не знающим про числа и падежи? Двухлетним, что ли? Потому что четырехлетние числа и падежи уже знают и обычно употребляют без ошибок.

Четырёхление знают, но не знаю как оно называется. Так можно дойти до того, что в этом возрасте они и части речи знают!
Вы меня заинтриговали этим учебником.

Части речи -- абстракция, можно говорить и писать грамотно, не зная об их существовании. А говорить по-русски, не умея изменять по числам и падежам, не получится. Поэтому разумно СНАЧАЛА говорить о том, как слова изменяются (точнее, просто наблюдать за этим), а потом уже можно сказать: смотри, слова которые так изменяются, принято называть существительные, а которые эдак -- глаголы и т. п. Обозначать они могут что угодно, но вот изменяются всегда только так. Любое новое слово появится -- и начинает тоже так изменяться: "оффтопить-оффтоплю-оффтопишь-офтопят" и т. д. Это глагол не потому, что называет действие, он называет действие не больше, чем "бег" или "чтение", просто изменяется по лицам, числам и временам.

Сложно возразить. Спасибо! Нас тоже так не учили...

бег - это не действие. это понятие.

А откуда Вы это узнали, что не действие, а понятие? Корень-то один и то же, что в "бегу"?

берем Реформатского:
Корень [бег-] не слово и тем самым не часть речи; под это значение подходят такие слова, как бег, бегаю, беглый, и многие другие. Но то, что важно для грамматики, и в частности для определения частей речи, это именно то, чем слова бег, беглый и бегаю отличаются друг от друга. Это и будет определением их грамматического значения как частей речи. Общее грамматическое значение имени определяется как «предметность», под которую подходят и «вещи», и «желания», и «чувства», и многое другое. Когда в грамматике говорят, что существительное обозначает «предмет», не надо думать, что это обязательно нечто протяженное и ощутимое, существительным может быть и обозначение опредмеченного качества, и обозначение опредмеченного действия и т. д. (ср. терпимость, беготня, украшательство и т. п.).

Совершенно верно. Дельфин -- не рыба, хоть и похож. "Бег" -- не глагол, хоть по смыслу действие. Для определения биологического вида важно, как организм устроен и от кого произошел, а не вид и поведение. Для частей речи важно ГРАММАТИЧЕСКОЕ значение. А не лексическое.
Фразу про "предметность" можно безболезнено убрать, она вообще ничего не дает. Это просто попытка объяснить тем, кто привык такими терминами оперировать -- вчерашним школьникам. Учебник, напоминаю, для 1 курса. Во всяком случае у нас он был 1 курсе.
"Предметность" это галимая метафизика, научной ценности в этом понятии 0 целых 0 десятых.

я глубоко уважаю труд ваших коллег, но, вообще говоря, перебор говорить о том, что местоимение - это НЕ часть речи. открываем любой словарь любого славянского или романо-германского языка. под словами вроде "несколько", "ты", "какой-нибудь" стоит обозначение "местоимение", о том же пишут в начале любого словаря.

в японском языке вон вообще в предложении нет слов в русском понимании. что ж теперь, слова отменять как понятие?

Да конечно в словаре стоит, я же не говорю, что местоимений нет вовсе. Просто это не часть речи. Это группа слов с определенной особенностью ЛЕКСИЧЕСКОГО значения (заменители имен), которые принадлежат к разным частям речи. "Кто" -- это существительное, "какой" -- прилагательное", "сколько" -- числительное, "когда" -- наречие. И все они, конечно, местоимения.

То есть деление слов на части речи правильно производить только по тому, каким образом они изменются? Или там ещё какой-то признак?
С самостоятельными понятно, они действительно все по-разному изменяются... А служебные? Как тогда отделить наречие от, например, междометия или союза? Предлог от частицы? Они ведь все не изменяются?
Или я что-то упускаю?
Просветите, пожалуйста!

Служебные по функции делятся: предлоги обслуживают управление, союз -- связи между равнозначными синтаксическими единицами, а частица вообще всякие оттенки смысла и модальности. Наречие -- полноценная часть речи, неизменяемая. От служебных отличается тем, что у нее своя самостоятельная синтаксическая роль (член придложения).
То есть часть речи это совокупность определенных грамматических форм (как изменется) и синтаксических функций.

Теперь у меня всё сложилось, благодарю!
А ведь так действительно логичнее, чем всякие "признак предмета по действию".
Кстати, это объясняет, почему мы однозначно понимаем, где какая ЧР в бессмертном "Сяпала калуша...". Ведь сразу понять, что "сяпать" - глагол, "калуша" - существительное, а "кузявый" - прилагательное, хотя лексически хрен их разберёт, где признак, где действие и кто тут кого предметом обозвал :)

Да, конечно. Это в свое время Щерба показал на своей знаменитой фразе про "Глокая куздра штеко будланула бокра". Любой пятиклассник там легко определит части речи и сделает полный морфологический и синтаксический разбор, хотя ни слова непонятно.
В том-то и дело, что это не существительное -- слово, которое отвечает на вопрос "что?" а все наоборо: мы задаем именно вопрос "что?" к слову, которое ведет себя как существительное, т. е. изменется по числам и падежам. Мы просто ЗНАЕМ наизусть парадигму (совокупность всех форм) КАЖДОГО слова родного языка. Это ж офигеть! И дитям такое интересное не сообщают, а голову дурят. Безобразие, ящитаю.

  • 1