Петрановская Людмила (ludmilapsyholog) wrote,
Петрановская Людмила
ludmilapsyholog

Category:

У вас же детей не вырвать!

Когда я только пришла в ЖЖ, я планировала общаться в основном с приемными родителями и коллегами. Именно из них и состояла моя френд-лента. Рассказы про детей, фотки детей, эпопеи с добыванием из лап Системы очередного ребенка, проблемы семейного устройства.
Потом время шло, я общалась активнее, лента стала разнообразнее. Зафрендила и читаю многих коллег. Потом появились блоги, в основном посвященные общественно-политическим вопросам. В какой-то момент я заметила, что "политика" в ленте уже уравновесила профессиональную тему и даже как-то занервничала, не чересчур ли.
А потом начало происходить странное: то про одного, то про другого блогера, которых я зафрендила за тексты "про политику", стало выясняться заодно, что он растит приемного ребенка или даже нескольких. В процессе обсуждения антисиротского закона было очень видно, для кого это -- личное. Да и коллеги, зафренженные потому, что психологи и пишут про психологию, вдруг оказалось, что кто уже с приемным ребенком, кто в процессе, кто по работе связан. А старые френды из приемных родителей обсуждают сос мной и между собой политику. Мир тесен. Все связано. И интересный  человек с нормальной системой ценностей редко бывает интересен в чем-то одном только.
Сегодня Аркадий Бабченко написал подробно про опыт своей мамы, опекуна шестерых детей. Можно соглашаться или нет с конкретными словами и оценками и выражениями, но все болевые точки семейного устройства в этом рассказе -- как на ладони.
Рекомендую.




Оригинал взят у starshinazapasa в У вас же детей не вырвать!
IMG_0004

Как вы знаете, у моей мамы приемная семья. Она опекун шести детей-сирот. Первый ребенок, появившийся в нашей семье, был приемным. Второй - тоже. И только третья - своя.
До рождения дочери мы жили все вместе. Сейчас девчонки с мамой живут отдельно. Потому что взять ребенка под опеку из детского дома можно только при наличии двенадцати метров на человека. А если в приемной семье дети разных полов - то у них должны быть и разные комнаты. То есть - нету трешки, дети остаются в детдоме.
Может быть, столько детей у нас и не появилось бы. Но у одной образовалась двоюродная сестра, у той - другая, у той - родные сестра и брат… Ну не оставлять же, в самом деле, их в детдоме. И по цепочке они все перетянулись в наш дом. Так вышло, короче говоря.
Время от времени, слушая этого ублюдка Астахова и эту сволочь Лахову, мне хочется сесть и написать все то, то я знаю про наши детские дома.
Про то, как дети не знают, что яйца можно жарить. Про панкреатит в шесть лет. Про отсутствие жевательного рефлекса, потому что твердой пищи в рационе не было. Про поголовную умственную отсталость. Про то, как ребенок не говорил до семи лет. Про то, как ребенок в четырнадцать не знал о существовании винограда. Про то, что они не способны сменить белье без напоминания. Про то, что детдома выпускают не совершеннолетних людей, а материал для колоний, бомжовок и помоек. Про взрослый набор болезней, который у нормальных детей не может быть в принципе. Про то, как одна биологическая мать допилась до такой степени, что у неё троих детей забрали в детдом, а она взяла и родила еще шестерых - и сейчас опять бухает и сидит на пособии, как многодетная мать...
Время от времени я пишу. Небольшие - не заметки даже, а так, высказывания вслух.
Но этого, конечно, недостаточно. Я вижу это по комментариям.
Друзья мои, вы действительно не представляете себе, какими дети выходят из детдомов.
Мне пишут - Аркадий, а вдруг Света прочитает это в ФБ и обидится?
Какой Фейсбук, друзья мои? Ребенок в четырнадцать лет не знает, что такое виноград. Ребенок в четырнадцать лет не знает, что такое снегокат. Какой фейсбук? Вы о чем?
Мне пишут - тогда прочитают её одноклассники.
Не прочитают. У неё нет и не может одноклассников. Она не в состоянии учиться в школе. Она не в состоянии общаться с обществом. Она не в состоянии войти сейчас в обычный класс. Они все первый год-два-три могут быть только на домашнем обучении. Они абсолютно, совершенно не социализированы. Вы представляете что будет, если девчонку из липецкого детдома запустить в класс к пятнадцатилетним московским обеспеченным детям с десятком гаджетов в кармане каждый? Они убьют её за две недели. Они заклюют её просто. Её минимум год надо готовить к выпуску в мир. Минимум. И если шестилетняя Ритка за год социализировалась практически полностью, то девятилетней Кристине понадобилось уже года три, наверное. Сколько понадобиться четырнадцатилетней Свете - я не знаю. Я вообще, грешным делом, иногда не уверен, что её можно еще социализировать. Не уверен, что процессы не стали необратимыми.
Мне говорят - она обидится. Не обидится. Она не в состоянии обижаться. Чтобы обижаться - надо, чтобы внутри было то, что можно обидеть. Здесь же нравственная и душевная атрофия - абсолютная. Абсолютная. Там личности не существует полностью. Её нет. Вообще. Даже в зачаточном состоянии.
Её просто невозможно обидеть. Нечего просто.
Если ребенок пробыл в детском доме лет до двенадцати-тринадцати - все, он становится маугли. Нравственная олигофрения полная.
Сейчас - вот в данный момент - я смотрю, как Светка играет с моей шестилетней дочерью, со сверстниками она общаться пока не в состоянии - и я вижу, что девочка шести лет, жившая в семье, на порядок более развитая, чем девочка четырнадцати лет, жившая в детдоме. Катька в этой паре сейчас - старшая.
Но зато американцам не отдаем.
Сейчас вот Людка со Светой накрывают на стол. Люду взяли в семь лет. В этом возрасте она не разговаривала. Не разговаривала!
В семье она шесть лет. Сегодня этот ребенок знает ноты и умеет играть на пианино. По виду - вполне себе обычный ребенок из нормальной среднеобеспеченной московской семьи. Чистенькая, аккуратненькая, хорошо одета, даже вкус в подборе вещей есть, по дому может работать. Вытянула счастливый билет девчонка.
Светка у нас два с половиной месяца. До четырнадцати лет - в детдоме.
Смотрю я сейчас на них вместе…
Ммать, во что же наших детей детдома превращают-то…
Это два разных вида человека. Страшно. Реально страшно.
А, к черту. Не хочу об этом писать. Потому что эта тема вызывает у меня желание не писать, а - расстреливать. Нельзя так с детьми.
Но вот моя мама слушала-слушала этого Астахова с этой Лаховой, слушала-слушала…
И вчера приносит стопку исписанной от руки бумаги. Двадцать три листа.
Это не открытое письмо, не статья, не обращение.
Это то, что называется "достали".
Когда интеллигентный человек садится и пишет вот такой вот рваный текст без начала и конца.
Короче - письмо моей мамы о ситуации с приемными детьми.
Читайте.

Read more...Collapse )
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →