September 5th, 2010

Про "одного из родителей"

Про вот это

Вот, оказывается, есть культура, которой, наверное, не будет дико про "один из родителей"

"Большинство балинезийцев (извините за лирическое отступление) дают своим детям одно из четырех имен, независимо от того, рождается мальчик или девочка. Вайан, Маде, Ниоман и Кетут. В переводе это означает первый, второй, третий и четвертый — в порядке рождения. Если рождается пятый ребенок, именной цикл стартует по новой, и его называют Вайан Второй или что-то вроде того. И так далее. Близнецов называют в зависимости от того, кто родился первым. Поскольку выходит, что на Бали всего четыре имени (у высшей, элитной, касты свои имена), вполне возможен такой случай, что два Вайана женятся друг на друге (да что там — такое бывает сплошь и рядом). И их перворожденного будет звать — как вы думаете — тоже Вайан!" (из книги Элиизабет Гиилберт "Есть, молиться, любить").

А у нас хорошо ляжет:
"Один из родителей! Наши сети притащили мертвеца/чку!"
"Крошка-сын/дочь к одному из родителей пришел и спросила кроха..."
Или:
"Это он впитал с молоком одного из родителей."

Тогда "бабушка" и "дедушка" тоже очень неполиткорректно, надо говорить "один из родителей одного из родителей".
"Жена" и "муж" тоже дико обидно. Поэтому анегдоты рассказываем так:
"Приходит один из супругов домой, а там один из супругов с любовником /цей. И тут один из супругов говорит.... А один из супругов ему отвечает..."


А представляете, какое ПЕРВОЕ слово будет говорить младенец. Я вот почему-то думаю, что нериличное. А что ему останется, а?

Про равенство и наименования

В неожиданную для меня сторону развернулась дискуссия, если честно. 
Никто не против равных прав, и если где-то в законах что-то не учтено, то надо это выправить, кто спорит. Желательно тихо-спокойно и без трескотни, но это уж из области мечтаний, я понимаю.

Поражает, с каким упорством человечество приходит к той же самой печеньке.
Народ друг другу приводит примеры, когда в законе нет фактического равенства между мужчиной и женщиной. Часть случаев очевидный косяк -- типа материнского капитала. И больничный, конечно, должен предоставляться любому родителю, на выбор семьи. Но вот уже звучат предложения, чтобы ПРЕДРОДОВОЙ отпуск мог взять и отец тоже.  Нормально. Если я не ошибаюсь, социальные гарантии, связанные с материнством, в свое время были призваны именно что выровнять неравенство, компенсировать женщине ее труд по рождению и ращению детей, а значит, меньшие возможности зарабатывать. Теперь сделаем их для всех, а поскольку рожать и кормить будут по-прежнему женщины, получится опять неравенство. Не говоря уже о том, что семьи очень разные бывают, какие и не снились шведским феминисткам,  и вполне можно себе представить, как жена с пузом вкалывает, а муж сидит в отпуске -- "думает, как жить дальше". А потом еще получает материнский капитал и кладет на свой пенсионный счет. И не потому, что они "так вместе решили". А потому, что он "так сказал", ибо таких словов, как "феминизм" не знает.

Идея равенства -- тоже классная была вначале. Потом все сделало какой-то круг, и вместо "равный" в смысле "разный, но равный перед законом", стало, во-первых, "одинаковый", во-вторых, "неравный" и даже "запрещенный". Достаточно вспомнить, что уже в прошлом году стало нельзя официально поздравлять с Рождеством, да и недавние скандалы на почве толерантсти, плавно переходящей в травлю (помните про приемную маму, у которой дочка приняла христианство?), тоже впечатляют. То, что изначально было призвано защищать право на различия, превратилось в запрет настаивать на своей самобытности, а свобода -- провратилась  в цензуру. Теперь все что угодно можно запретить, сказав, что это жутко оскорбляет чьи-то религиозные и национальные чувства.

Языковые игры -- отдельная песня. И не надо мне рассказывать, что это касается только официальных документов. Практика показывает, что это не так. По работе постоянно читаю книги евопейских коллег, и там ни одно предисловие не обходится без оговорки "Когда в тексте говорится "ребенок", то имеются в виду как мальчики, так и девочки". Или "употребление местоимения "он" не означает, что речь только о мужчинах".  Совершенно неофициальные книжки. Очень пахнет от этого орруэлловским новоязом. И это очень глупо, похоже, ребята слишком буквально восприняли теорию Сепмра-Уорфа. А главное -- смешно, как сделав опять-таки круг, вновь пришли в викторианской эпохе -- тогда нельзя было употреблять в обществе слова "беременность" и "роды", сейчас вот тоже станет скоро нельзя, ибо за ними стоит представление о женщине "как о самке и сексуальном объекте". 

Мне кажется, тут именно дело в лицемерии, в увлечении формой и фасадом. Что-то делать с реальными проблемами трудно, а запретить или предписать употреблять слова легко. Типо борьба за права. Но сколько ни говори "халва", сладко не станет. И сколько ни запрещай говорить "халва", не похудеешь.

И я понимаю, что России до этих проблем еще дожить надо, но не хотелось бы думать, что один кафкианский мир просто сменится на другой.