Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Опять не о том
ludmilapsyholog
Теперь все обсуждают психологов. И могли ли дети наврать.
Верят или не верят. Обвиняют и защищают.
И это всё не о том.
Психологи поговорили с детьми, услышали их и передали их слова.
Что, было бы лучше вообще детей не спрашивать? Или сделать вид, что они такого не говорили, чтобы не идти против общественности?

Мог ли стресс от внезапного отобрания повлиять на слова детей? Да мог, конечно. Но стресс им создали не психологи. Не психологи выбрали начать работать с детьми, уже загнанными в стресс. Думаю, они предпочли бы работать в менее экстремальном контексте.

Можно ли на основании двухчасовой беседы делать однозначный вывод, что детей точно били, и что к приемным родителям они не привязаны? Не думаю.
Можно ли отмахнуться от слов конкретных детей, на основании "общего видения" решить, что они врут? Точно нельзя.
Так же, как на основании красивых фото в фейсбуке и даже личного знакомства нельзя делать однозначный вывод, что в семье все прекрасно и плохого обращения не было.

Эта ситуация требовала работы. Вдумчивой и аккуратной, без резких действий и общественного шума. В процесе которой вылезали бы проблемы и их можно было бы решать так или иначе. Вместо этого было сделано то, что сделано, и обратно уже не отыграть. Характер вмешательства был настолько грубым, диким и противозаконным, что теперь ЛЮБАЯ экспертиза будет вызывать глубокое недоверие. И это очень плохо и будет иметь очень далеко идущие последствия.

Говорят, один дурак может создать столько проблем, что сто мудрецов не разберутся. Таки да. И дети не бутерброд (с) и есть ошибки, которые невозможно исправить, просто открутив все назад.

Социальная работа - это не мнения и чувства, не верю-не верю. Это процедуры. Это доверие и контакт, основанные на этических нормах. Это расстановка приоритетов. Чего мы хотим:  чтобы детям было хорошо или чтобы виноватым стало плохо? Пока у нас все процедуры и законы прописаны "в интересах следствия". Не в интересах детей.

Нет сейчас сил писать позитивную часть, чесслово. Может, через пару дней.

И хочу обратить внимание: те, кто заварил эту кашу, ничего так и не поняли. И сотрудников опеки наказывают не за то, что вмешались так противозаконно и непрофессионально, необратимо исказив процесс оценки ситуации, а за то, что не сделали этого еще раньше. И департамент занят не разработкой процедуры профессиональных действий в случае сигнала о насилии в приемной семье, а носится с идеей проверок без предупреждения. Говорить надо об этом.

А может, вообще сейчас лучше взять паузу и не загонять друг друга еще дальше в угол. Все и так достаточно паршиво.

  • 1
"И сотрудников опеки наказывают ...за то, что не сделали этого еще раньше. "

А ведь именно страх перед "а вдруг чего случится - и с меня спрос" порождает такие грубые, жестокие, непрофессиональные из'ятия детей из семьи




"Что, было бы лучше вообще детей не спрашивать?"

Да, конечно, было бы гораздо лучше вообще посторонним людям детей не спрашивать. Есть кого спросить, десятки взрослых с этими детьми работают, вот их и спросить, а детям вопросы задают мамы с папами и бабушки с дедушками.

Edited at 2017-01-19 23:09 (UTC)

детей жалко. Здравого смысла всем бы...

Вам, Людмила, спасибо.

Редкое ныне вменяемое суждение.
Мне кажется, что феодализм приводит к одичанию людей. Все особи с той стороны сплошная дичь. Папуасы-людоеды - невинные дети в сравнении с ними, ибо у них не копья и стрелы с кураре, а огромный репрессивный аппарат с огнемётами. И этот аппарат обязан доказывать свою необходимость и необходимость своего роста и размножения.

Спасибо.
Людмила, скажите пожалуйста, а реально организовать действительно нормальную диагностику психологами всей семьи? Ведь существуют какие-то протоколы? Или на это уже, скорее всего, не пойдут, раз решили договора расторгать?
У меня остается впечатление, что психологов и фонд втянули и подставили. Спустя неделю в стрессе, после визитов кучи неумных людей, но без возможности увидеться с мамой. Спустя неделю, как дети побыли "звездами" и в центре внимания, где каждый пытался их ублажить и "сделать хорошо, ведь было плохо" - т.е. фактически вернув им ощущения детдома, где нифига делать не надо и все тебя жалеют. И на распитие этого коктейля пара часов психологам... Ни на секунду не сомневаюсь в их профессионализме. Но, ёлки, как при таких условиях что-то сделать-то можно?

Я сужу по своей девице с расстройством привязанности. На первой же встрече с психологом ребенок выдал, что ее все бьют и она уйдет жить в болота. Спустя несколько сеансов стало очевидно, что привязанность, пусть и амбивалентная, все же намекает о своем существовании. Спустя еще нескольких еженедельных занятий стало вырисовываться, что насилие было, но другого рода и не в семье. А тут пара часов...

Было бы реально. Но исходная ситуация уже задала рамку. Теперь не знаю. Но даже и теперь стоило бы попытаться, когда картина оказалась неоднозначной и независимые психологи услышали то, что услышали. Как минимум провести таки полную экспертизу, а не разовую встречу. Вместо этого в тот же день чиновники решили просто прервать договор.

даже личного знакомства нельзя делать однозначный вывод, что в семье все прекрасно и плохого обращения не было."

А есть семьи, где всегда все прекрасно? Но это семья. И от сложностей они семьей быть не перестают.
Да, я лично знаю и Свету, и Сережу. И таки да, я уверена, что никто его не бил. Кому то выгодно стеретью семью Дель. Ее стерли. Зачем? Видимо мы не узнаем. Детей жаль.
Вопрос " что дальше?"
У меня трое приемных. Одна с ррп и фас, одна в жесточайшей адаптации прямо сейчас. То есть две из моих трех могут такого понарасказывать. Их сразу в приют везти?

Конечно, не везти. Но точно так же нельзя игнорировать такие слова детей из соображений, что "порарассказывают". Это уже проходили в истории, когда любые заявления детей о насилии объяснялись их лживостью и испорченностью. Такие вещи нужно выяснять и проверять, без всякого приюта. За исключением случаев явной угрозы или полного отказа семьи от сотрудничества.

Кажется первый случай, когда не просто не согласен с автором, а вообще все мимо, по моему. Вот мнение грамотного человека, мне кажется:
https://vk.com/wall401347_5488
Чтобы поговорить с ребенком и узнать его мнение, ребенку необходима поддержка близких. Отвечать на неприятные вопросы ребенок способен только в ситуации комфорта и безопасности. Психолог нужен ребенку не чтобы вопросы задавать, а наоборот. Чтобы ребенок был способен отвечать на них. Мои дети отвечали на неприятные вопросы судьи, прокурора и.т.д.
До этого год каждые две недели возил детей к психологу, там к комнате игрушки, рыбки и ни разу психолог на неприятные темы с детьми не заговорила. И я на неприятные темы ни разу с детьми не заговорил. Наша с психологами задача не выяснение истины, а комфорт и уют ребенка.
В зале суда мы сидим за одним столом, справа я, слева психолог, а в середине ребенок, которого спрашивают судья, прокурор и адвокаты... Иначе никакой достоверной информации от ребенка, а уж тем более от приемного с непростой биографией, не получить.

Угу. Грамотное мнение, только о том, чего не было - не было никакой "психолого-педагогической экспертизы". И задачи такой не было, и возможности.

Людмила, абсолютно с Вами согласна. Особенно в той части , что "на основании красивых фото в фейсбуке и даже личного знакомства нельзя делать однозначный вывод, что в семье все прекрасно и плохого обращения не было." Тем более нельзя устраивать массовую истерию на всю страну. Лучше бы признали проблему , что некому у нас на сегодняшний день работать с семьями. Специалистов настоящих ничтожно мало. Тем более некому выявлять проблемы на ранних стадиях, когда можно и нужно помочь...

Людмила,
У меня взволновавший вопрос возник.
Вы пишете:
"Можно ли на основании двухчасовой беседы делать однозначный вывод, что детей точно били, и что к приемным родителям они не привязаны? Не думаю."

Меня взаолновало почему важно привязаны дети к родителям или нет. Почему в этом плане тоже рассматривают.
А если не привязаны?
Тоесть на самом деле нет привязанности?
Тогда как: родители могут быть виноваты получается и в этом?

Edited at 2017-01-20 06:48 (UTC)

Это бывает важно понимать не для того, чтобы винить родителя, а для принятия решений в ситуации "двух зол". Например, мы не можем оценить на данный момент, было насилие или нет. Нужно разбираться, а может, и никогда достоверно не сможем.
Но если ребенок очевидно привязан, это аргумент за то, чтобы не лишать его этого ресурса и как можно скорее вернуть домой. Даже если его там может и побили когда.А потом уже работать, чтобы побои не повторились.
Если привязанности как ресурса нет,риски взвешиваются иначе.
Но это сложно бывает понять и не быстро.И вообще непонятно как вне контакта с родителями.

"И сотрудников опеки наказывают ...за то, что не сделали этого еще раньше. "

А ведь именно страх перед "а вдруг чего случится - и с меня спрос" порождает такие грубые, жестокие, непрофессиональные из'ятия детей из семьи




В жизни не бывает беспроблемных семей, вечной и жертвенной любви, идеального воспитания и безгрешных воспитуемых детей. Дети часто бывают абсолютно звероподобны. В таких случаях обьятия и поцелуи не помогают.
Всегда нужно выбирать путь наименьшего вреда.
С такого угла зрения упование на "специалистов-психологов-чиновников" порочно. Эти специалисты всегда безответственны и самодостаточны. Их ваши дети не волнуют. Благо детей и семей стоит на втором месте после личных-служебных показателей.
Особенно сейчас, когда безработица за дверями госучреждений постоянно растет...

Чиновники - зло.

Опубликую тут мысли приемной мамы из фб. Абсолютно уверена, что психологи фонда отказники.ру того не желали, но! - стали орудием в руках чиновников. Вот пишет Юлия Ященко 15 ч ·
Как мама приемного ребенка я не верю в историю про ужасных приемных родителей из Зеленограда, у которых изъяли десятерых детей. Она меня уничтожает который день подряд, хотя я думала, что меня уже ничего не может пробрать до костей. То, как изымали детей (из-а чего бы ни изымали) – это ад для любого ребенка. Молниеносно, без психологической подготовки детей, в присутствии полицейских. В основном малышню. Некоторых забирали с кружков и секций, одну девочку с елки, организованной органами опеки, – просто не посадили вместе со всеми в автобус, когда елка закончилась. Один мальчик только от полицейского в процессе изъятия узнал, что он усыновленный. У детей отобрали телефоны, матери несколько дней не давали видеться с детьми, восьмерых отправили в больницу, где психологическая помощь не предполагалась даже теоретически. Раструбив на всю страну их диагнозы и раскрыв тайну усыновления, которая охраняется законом. Для кучи, дети с диагнозом ВИЧ, по словам мамы, два дня не получали лекарства. Жизненно необходимые лекарства. Так собак в приют не забирают, как их забирали.
Я примеряю это на своего приемного ребенка, и понимаю, что это хуже смерти. И это не эмоции и не нагнетание. Это двухлетний опыт жизни с горем, вселенским одиночеством, опытом предательства маленького человека, который после двух лет в нашей семье очень хочет верить, что уж мы-то навсегда, но не может, все еще не может до конца поверить. Я кровью под этим подпишусь: это хуже смерти для приемного ребенка!
Что могло быть в семье Светланы и Михаила такого, что хуже, чем «хуже смерти»? Семье, в которой трое приемных уже достигли совершеннолетие. О которой десятки друзей, близких знакомых, соседей не боятся писать и говорить под камеру сейчас, что ни разу не заметили ничего подозрительного. Которую десять лет постоянно мониторили органы опеки. Где тринадцать детей жили наиактивнейшей жизнью с кружками, секциями, откуда ни разу не донесся ни единый сигнал. Где мама с двумя высшими образованиями, включая медицинское, волонтер с многолетним стажем, тренер школы приемных родителей. Семье, которая часть детей забирала по договору приемной семьи, а четверых усыновила, то есть взяла целиком на свое обеспечение и сделала законными наследниками наряду с единственным кровным ребенком. Что они так мастерски скрывали?!!
Это «что» сейчас рисуют. Кто не следит, тот может не заметить. А я не могу не следить и вижу, как день ото дня два синяка у одного (только одного!) из этих десятерых детей, которые изначально были официально обозначены как причина изъятия, расползались до гематом, увеличивались в числе, прирастали ссадинами и прочими повреждениями. И в СМИ, и в официальных источниках. Волосы дыбом встают!
Но такой жестокий вынос детей из семьи без всякой помощи и поддержки не покрывается и этими чертовыми гематомами. А департаменту соцзащиты и вверенной ему опеке надо покрыть, любой ценой. Такая спецоперация не только взысканиями и увольнениями чревата, тут до уголовной ответственности можно докатиться. Надо эту грязь как-то подчистить. Подчищают детьми. Травмированными, избитыми жизнью, с проблемами в развитии и со здоровьем. Жесть даже для самых жестяных времен! Источник: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=577587089116993&id=100005971213839




  • 1
?

Log in

No account? Create an account