Петрановская Людмила (ludmilapsyholog) wrote,
Петрановская Людмила
ludmilapsyholog

Categories:

Про Макаренко-З

На самом деле эта часть уже будет не вполне про Макаренко, но про коллективное воспитание.

Итак, детям это нужно. Особенно в подростковом возрасте и преподростковом.
Просто такова задача развития. Лет до 10 - 12 для ребенка его миром является семья. Самыми значимыми людьми -- родные. Они же авторитеты. Потом ему становится пора переориентироваться на группу сверстников, это просто необходимый этап взросления и подготовки к жизни.
В архаичных обществах дети этого возраста уводились из семей, они жили вдали от поселения племени, в глуши, в так называемых "лесных домах", девочки и мальчики отдельно. С ними занимались жрецы -- самые лучшие, самые мудрые люди племени --  учили ритуалам, охоте, и всякому еще нужному. Традиция "лесных домов" получила отражение во многих волшебных сказках, самая известная у нас -- переложеннная Пушкиным "Сказка о мертвой царевне и семи богатырях".
Период обучения в лесном доме был частью процесса инициации, перехода из детсва во взрослость. Поскольку считалось, что при этом ребенок умирает, а на свет появляется совсем другой человек -- взрослый, то все время прохождения обучения и обрада дети находились как бы "в другом мире", в мире мертвых, в мире предков. Их не должны были видеть другие члены племени, они не могли есть обычную пищу. Держали их довольно строго, если не сказать -- сурово. Многие обычаи более поздних времен, например, спартанские, восходят как раз к инициационным практикам. Бывало, что и до смерти "заучивали", если не рассчитывали силу воздействия. Дедовщина, конечно, имела место, и была нормой . Она не воспринималась как унижение, а просто как евстественное проявление внутригрупповой иерархии, как испытание мужества и воли. У девочек свои испытания были, скорее на терпение и выносливость. Вообще, как почитаешь, жесть. Астахова на них не было.

Так вот. В наше время гуманистических ценностей и прав человека  детям все равно это нужно. Ну, не прям ровно это, но что-то вроде. Чтобы группа, чтобы тайна, чтобы вдали от обычных взрослых, но во главе с необычным, чтобы страшно и трудно, и чтобы преодолевать себя. Чтобы один за все и все за одного, и общее дело, и все мы братья (жители лесных домов так и назывались -- "братьями"). И символика, и ритуалы, и точная грань между "своими" и чужими". 

Кто умеет это в них увидеть и с этой потребностью работать -- у того получается с подростками. Хоть "Тимура и его команду" вспомнить, хоть коммунаров 60-х годов, хоть Крапивина, хоть из самых современных - "Гвардию тревоги" Мурашовой. У Макаренко этого много было, от довольно высокого уровня насилия внутри колектива, до запрета на "романтические отношения" -- все девочки -- сестры, ни-ни ("стань нам милою сестрою"). Ну, и ритуалы, конечно, хитроумные правила, форма, внутренняя иерархия. Самое то.
Это нужно, это заложено природой, это потребность возраста,  без этого дети задыхаются. Всякий, кто работал в школе, знает, как тяжело иметь дело с 7-9 классами. Особенно с мальчиками. Все время не оставляет ощущение, что им НЕ НАДО ЗДЕСЬ БЫТЬ. Они должны быть там, в лесу, в пампасах. Прыгать, бегать, драться, испытывать себя. Не нужен им на хрен учебный план, и ЕГЭ и все вот это. И кто-то еще удивляется, что они срывают уроки? Девочкам легче -- пребывание в школе вообще очень похоже на те инициационные испытания, которые предназначались девочкам. Терпение, неподвижность, молчание, безоговорочная покорность.  Помнится, надо было все менструальные дни просидеть в крохотном шалашике, ни с кем не говорить, не шевелиться, ни на кого не смотреть. Чем не дисциплина на уроке? Так что они,  можно сказать, свое получают :(
А когда какие-то способы реализации перекрыты, потребность всегда находит выход в изуродованных формах. И мы получаем "Чучело", скин-хедов, бешеных фанатов и много еще чего малоприятного.
Дети все равно объединяются, но это никто не называет "коллективом", потому что выглядит не комильфо. А по сути -- и есть коллектив, только злой, объединенный негативной целью и не облагороженный присутствием мудрого жреца. А то и манипулируемый втихаря каким-нибудь "жрецом", цель которого -- не помочь детям вырасти, а поюзать их молодую силу и безбашенность.
Проходит время, потребность реализется, лучше ли, хуже ли, позитивно ли, негативно. Наступает юность. Принадлежать группе больше не хочется. Хочется быть взрослым, индивидуальностью. Мжно и о ЕГЭ подумать. Если успел побыть подростком. Если нет -- дети часто застревают в этой стадии "принадлежности другому миру", иногда лет до ... до многих, в общем.

Коллективное воспитание -- штука серьезная. Она пугает, потому что сила действительно велика, а искусство управления этой силой похоже на винд-серфинг -- оседлать волну. И именно потому его не особо привествуют, предпочитая заблаговременно подменять суррогатами. Как это произошло, например, с тимуровским движением, которое из тайны превратилось в обязаловку, из него сразу ушла энергия и оно почило во бозе. Я уж молчу про всяких наших-ваших и прочих пионЭрах...

Но даже если бы вдруг все захотели, чтобы оно было, не так-то это просто. Предки, напоминаю, выделяли на эту работу лучших. Самых-самых. С харизмой, опытом, смелостью. И где ж их столько взять? Макаренками поле не засеяно. Отдельные инициативы такого плана все время возникают, сколько-то живут и гаснут, и это правильно. Они и должны быть временными -- это же возрастная потребность, она изживается. Только должны быть условия, чтобы все время возникали новые. Для новых детей. С другими идеями, целями, ритуалами, лишь бы живые.

Осталось еще одно: что все это значит для семьи.
И тут мы опять прерываемся на нерекламную паузу, иду забирать дите из школы.
Продолжим, но это уже будет совсем не про Макаренко.
Tags: глобальное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →