Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
А теперь прозой
ludmilapsyholog

Видимо, не отцепится это всеот меня, пока не напишется. Сдаюсь и пишу. 

Как же она все-таки передается, травма?
Понятно, что можно всегда все объяснить «потоком», «переплетениями», «родовой памятью» и т. д. , и, вполне возможно, что совсем без мистики и не обойдешься, но если попробовать? Взять только самый понятный, чисто семейный аспект, родительско-детские отношения, без политики и идеологии.  О них потом как-нибудь.

 Живет себе семья. Молодая совсем, только поженились, ждут ребеночка. Или только родили. А может, даже двоих успели. Любят, счастливы, полны надежд. И тут случается катастрофа. Маховики истории сдвинулись с места и пошли перемалывать народ. Чаще всего первыми в жернова попадают мужчины. Революции, войны, репрессии – первый удар по ним.
И вот уже молодая мать осталась одна. Ее удел – постоянная тревога, непосильный труд (нужно и работать, и ребенка растить), никаких особых радостей. Похоронка, «десять лет без права переписки», или просто долгое отсутствие без вестей, такое, что надежда тает. Может быть, это и не про мужа, а про брата, отца, других близких. Каково состояние матери? Она вынуждена держать себя в руках, она не может толком отдаться горю. На ней ребенок (дети), и еще много всего. Изнутри раздирает боль, а выразить ее невозможно, плакать нельзя, «раскисать» нельзя.  И она каменеет. Застывает в стоическом напряжении, отключает чувства, живет, стиснув зубы и собрав волю в кулак, делает все на автомате. Или, того хуже, погружается в скрытую депрессию, ходит, делает, что положено, хотя сама хочет только одного – лечь и умереть.  Ее лицо представляет собой застывшую маску, ее руки тяжелы и не гнутся. Ей физически больно отвечать на улыбку ребенка, она минимизирует общение с ним, не отвечает на его лепет. Ребенок проснулся ночью, окликнул ее – а она глухо воет в подушку. Иногда прорывается гнев. Он подполз или подошел, теребит ее, хочет внимания и ласки, она когда может, отвечает через силу, но иногда вдруг как зарычит: «Да, отстань же», как оттолкнет, что он аж отлетит. Нет, она не него злится – на судьбу, на свою поломанную жизнь, на того, кто ушел и оставил и больше не поможет.

 Только вот ребенок не знает всей подноготной происходящего. Ему не говорят, что случилось (особенно если он мал). Или он даже знает, но понять не может. Единственное объяснение, которое ему в принципе может прийти в голову: мама меня не любит, я ей мешаю, лучше бы меня не было. Его личность не может полноценно формироваться без постоянного эмоционального контакта с матерью, без обмена с ней взглядами, улыбками, звуками, ласками, без того, чтобы читать ее лицо, распознавать оттенки чувств в голосе. Это необходимо, заложено природой, это главная задача младенчества. А что делать, если у матери на лице депрессивная маска? Если ее голос однообразно тусклый от горя, или напряжено звенящий от тревоги?
Пока мать рвет жилы, чтобы ребенок элементарно выжил, не умер от голода или болезни, он растет себе, уже травмированный. Не уверенный, что его любят, не уверенный, что он нужен, с плохо развитой эмпатией. Даже интеллект нарушается в условиях депривации. Помните картину «Опять двойка»? Она написана в 51. Главному герою лет 11 на вид. Ребенок войны, травмированный больше, чем старшая сестра, захватившая первые годы нормальной семейной жизни, и младший брат, любимое дитя послевоенной радости – отец живой вернулся. На стене – трофейные часы. А мальчику трудно учиться.

Конечно, у всех все по-разному. Запас душевных сил у разных женщин разный. Острота горя разная. Характер разный. Хорошо, если у матери есть источники поддержки – семья, друзья, старшие дети. А если нет? Если семья оказалась в изоляции, как «враги народа», или в эвакуации в незнакомом месте? Тут или умирай, или каменей, а как еще выжить?

Идут годы, очень трудные годы, и женщина научается жить без мужа. «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик». Конь в юбке. Баба с яйцами. Назовите как хотите, суть одна. Это человек, который нес-нес непосильную ношу, да и привык. Адаптировался. И по-другому уже просто не умеет. Многие помнят, наверное, бабушек, которые просто физически не могли сидеть без дела. Уже старенькие совсем, все хлопотали, все таскали сумки, все пытались рубить дрова. Это стало способом справляться с жизнью. Кстати, многие из них стали настолько стальными – да, вот такая вот звукопись – что прожили очень долго, их и болезни не брали, и старость. И сейчас еще живы, дай им Бог здоровья.
В самом крайнем своем выражении, при самом ужасном стечении событий,  такая женщина превращалась в монстра, способного убить своей заботой. И продолжала быть железной, даже если уже не было такой необходимости, даже если потом снова жила с мужем, и детям ничего не угрожало. Словно зарок выполняла.
Ярчайший образ описан в книге Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом».
А вот что пишет о «Страшной бабе» Екатерина Михайлова («Я у себя одна» книжка называется): «Тусклые волосы, сжатый в ниточку рот…, чугунный шаг… Скупая, подозрительная, беспощадная, бесчувственная. Она всегда готова попрекнуть куском или отвесить оплеуху: «Не напасешься на вас, паразитов. Ешь, давай!»…. Ни капли молока не выжать из ее сосцов, вся она сухая и жесткая…» Там еще много очень точного сказано, и если кто не читал эти две книги, то надо обязательно.

Самое страшное в этой патологически измененной женщине – не грубость, и не властность. Самое страшное – любовь. Когда, читая Санаева, понимаешь, что это повесть о любви, о такой вот изуродованной любви, вот когда мороз-то продирает. У меня была подружка в детстве, поздний ребенок матери, подростком пережившей блокаду. Она рассказывала, как ее кормили, зажав голову между голенями и вливая в рот бульон. Потому что ребенок больше не хотел и не мог, а мать и бабушка считали, что надо. Их так пережитый голод изнутри грыз, что плач живой девочки, родной, любимой, голос этого голода перекрыть не мог. 
А другую мою подружку мама брала с собой, когда делала подпольные аборты. И она показывала маленькой дочке полный крови унитаз со словами: вот, смотри, мужики-то, что они с нами делают. Вот она, женская наша доля. Хотела ли она травмировать дочь? Нет, только уберечь. Это была любовь.

А самое ужасное – что черты «Страшной бабы» носит вся наша система защиты детей до сих пор. Медицина, школа, органы опеки. Главное – чтобы ребенок был «в порядке». Чтобы тело было в безопасности. Душа, чувства, привязанности – не до этого. Спасти любой ценой. Накормить и вылечить. Очень-очень медленно это выветривается, а нам-то в детстве по полной досталось, няньку, которая половой тряпкой по лицу била, кто не спал днем, очень хорошо помню.

 Но оставим в стороне крайние случаи. Просто женщина, просто мама. Просто горе. Просто ребенок, выросший с подозрением, что не нужен и нелюбим, хотя это неправда и ради него только и выжила мама и вытерпела все. И он растет, стараясь заслужить любовь, раз она ему не положена даром. Помогает. Ничего не требует. Сам собой занят. За младшими смотрит. Добивается успехов. Очень старается быть полезным. Только полезных любят. Только удобных и правильных. Тех, кто и уроки сам сделает, и пол в доме помоет, и младших уложит, ужин к приходу матери приготовит. Слышали, наверное, не раз такого рода расказы про послевоенное детство?  "Нам в голову прийти не могло так с матерью разговаривать!" -- это о современной молодежи. Еще бы. Еще бы. Во-первых, у железной женщины и рука тяжелая. А во-вторых -- кто ж будет рисковать крохами тепла и близости? Это роскошь, знаете ли, родителям грубить.

Травма пошла на следующий виток.

Про бульон и унитаз, полный крови, очень показательно, искренне верю в правдивость.
Недавно размышляла на эти темы, и пришла к неожиданному выводу - железная женщина - это стопроцентный враг. Самое правильное лекарство - два предупредительных выстрела, прямо в голову.
Увы, без нарушения УК РФ это невозможно, поэтому всем, пострадавшим от рассмотренных ситуаций советую представить расстрел максимально подробно, отсечение старой жизни. Врага больше нет, рефлексий тоже нет, ибо своя жизнь всегда дороже. Время читать правильные книги, посещать психолога, узнавать новое и вникать в новую мирную жизнь. А дети войны пусть остаются в своей войне, возле окровавленного унитаза, навечно. Им там самое место. И хороших им снов - с нянькой, бьющей тряпкой по лицу, если вздумают проснуться.
Должно помочь.

вотъ именно поэтому и именно за это совокъ долженъ быть выжженъ калёнымъ железомЪ
ОТОМСТИМЪ !

Тут в коментах все про девочек, и не слова о мальчиках выращенных этими железными женщинами.

Людмила, всегда с интересом читал ваши книги и статьи. А эта тема как то не слишком правдиво у вас получилась. Да, может быть и встречались такие, но большинство, всё ж таки, вырастали нормальными людьми. Более того, они прекрасно знали кто они - они дети победителей, значит и сами должны быть победителями. Не все, безусловно, но большинство. Мои родители из них. Единственное, что в них сидело всю жизнь - это память о голодных годах, поэтому накормить они нас пытались побольше, но чтоб насильно...
Простите, но тут я вам не верю. В целом это очень предвзятая картина.

Читаю комментарии и диву даюсь - устойчиво жалеем "страшную бабу" - источник практически всех неполадок в семье. Вдумайтесь, практически всех.
Нет "бабы" - нет разводов, конфликтов, несчастных детей.
Не старайтесь ничего в них сберечь для себя - там нечего сохранять, это уже не люди.
Людмиле - огромная благодарность за поднятую тему, всем, кто прокомментировал - за суждения.
Кажется, источник проблем наконец-то для меня уяснен.

Не было бы бабы -- не было бы всех нас. Детей живыми сквозь войну дотащить невозможно, если ты не железная.

Мне часто доводилось слышать с разных сторон, что женщины в России необыкновенно терпеливы по отношению к мужчинам, налицо этакий «стокгольмский» синдром. Но до каких же пределов разросся «стокгольмский синдром» по отношению к родителям и старшему поколению! Мы только и слышим о бесконечной помощи ветеранам и уважении к ним, а простого работающего человека когда будем уважать и поддерживать?
Мы не просто позволяем родителям сесть себе на шею в моральном отношении, мы разрешаем им убивать себя и топтать свою жизнь, только на том основании, что «им же трудно пришлось» и как чудесно указано в статье, «с нас причитается».
Да, детей сквозь войну дотащить сложно.
Но дело-то в том, что наши мамы и бабушки - железные, победители, до последнего обслуживающие себя и членов своей семьи, намного сильнее нас - усвоили правила войны быстро, а правила мирной жизни отчего-то не желают. Куда, скажите мне, подевалась в одну минуту их хваленая сметка и приспособляемость?
Отвечаю – никуда не подевалась, просто они сознательно действуют из самых низменных побуждений. Желания власти, желания навязать свою волю, а не усваивать «чужие, новые» мирные реалии, да и просто лени – ну неохота вникать, чего он там хочет от меня, понимания того, что вздумай кто возразить, его тут же затопчут – как ты можешь так разговаривать

с матерью, ей же так трудно пришлось. Все это происходит с нашего молчаливого согласия и даже сочувствия.
Улавливаете? У К.Воннегута в книге «Рецидивист» дана аннотация дамского романа про героя-любовника – он их (подруг) чуть ли не ногами топчет, а они в восторге – еще мол, еще.
Старшее поколение должно твердо усвоить – моральный долг выплачен, полностью и с процентами. Хотите – стройте отношения по другой схеме, не хотите – вон. Большинство «сильно травмированных войной» как по волшебству исцелятся, наверняка.

Спасибо, хорошо написано. Подобное, про закаменевших женщин и процесс передачи этих "цепей" я читала и у Е.Михайловой в "Я у себя одна". Тогда - плакала, теперь уже легче идет принятие информации.
Сейчас поняла, что у меня первая "закаменевшая" родственница была моя прабабушка, и рот сжала в ниточку она после первой мировой войны, на которой погиб ее муж, а она в 26 лет осталась с детьми 3 и 1 года. Вот так издалека! Оттуда - черствость ее младшего сына, моего деда. Оттуда - черствость и подобное же окаменение моей матери, родившейся в 1945 году.
Я пытаюсь, как могу, выбраться из этого порочного круга. К себе применяю терапию любви, к матери - терапию жесткости, к сожалению, она способна воспринять только такой метод.
Всем удачи!

Это да, у меня бабушка такая была, правда не так жестко, но близко к тому.
А про систему опеки это точно, у меня полуторамес. дочь, старт был неудачным, 2 недели в реанимации, стабилизировали, потом перевели в неврологию, так вот с этой неврологии мы с мужем забирали ребенка под отказ, там такая вышеописанная дама наговорила нам с три короба, что чуть ли не инвалид ребенок и хотела ее еще на 3 недели оставить. замечу ребенку 3 недели, я принесла погремушки и книжку развивашку пластиковую, все протерла спиртом - выкинули типа нестерильно., а точто дитяч не развивается их не волнует. мамы там весь день с 8 утра до 8 вечера, но пускаюн на по часу в 9,12,15,18. смысл?
оказалось дитю все исследования сделали и просто капали витамина, я и сама способна покапать ребенку капли в рот, а дома всяко лучше. вот так, а если кто правила соблюдать привык, медотказ штука такая не все решаться.
я как раз из того поколения вечно виноватых. боролась с помощью психолога

По-моему, уровень обобщений слишком уж большой. На самом деле, люди очень по-разному на стресс реагируют. Кто-то ожесточается, а кто-то наоборот старается біть мягче и добрее. Я совершенно не согласна с самой постановкой,что люди ,прошедшие тяжкие испытания войной были как-то особенно жестоки со своими детьми.
Не наблюдала я этого. Бабушка моя, прожившая очень трудную жизнь, заставшая во взрослом возрасте революцию, все войны и вырастившая шестерых детей при страшной бедности, была человеком легким, добрым. Ее и дети и внуки любили. Аналогично мать моего мужа,оставшись после войны без отца в семье, где пятеро детей, запомнила, конечно, чувство голода страшное и непрерывное, но вынесла из этого какой-то неизбывный оптимизм, умение сварить кашу из топора и желание сделать все для детей и внуков.
Ну единственное, что правда, они любили что-то по дому делать. Бабушка моя готовить, а свекровь чисто-чисто убираться. Это их успокаивало...
Ну и у подруги моей мать тоже отличалась самоотверженной заботой по отношению к детям. Поколение было такое,как мне кажется... А опираться на литературные примеры типа Санаева, все же не стоит. Там. скорее, бабушка с изломанной психикой не от трудной жизни, ее жизнь была реально намного легче жизни окружающих, поскольку муж ,знаменитый актер, а просто от того,что ее в жизни не любили, и она не умела это выразить и надломилась от этой нелюбви сначала мужа, а потом и детей....

Почитайте повесть Санаева повнимательнее, тогда вы поймете, почему его бабушка была такой. Там всё сказано - отчего и почему она свихнулась.

кстати, я эту бабушку Санаеву лично наблюдала, и Павла тоже, когда он был ребенком. Мы - соседи.

как это знакомо аж до слез! конечно травматичнее всего родительское, но также помню как в аду манкой кормили, меня рвало на стол, в тарелки всех вокруг в стаканы а мнге все равно няньки запихивали эту манную кашу. каждый день. ни куска в меня так и не попало

Спасибо что оформили мои терзания в слова.Меня воспитывали сурово-слово "доча"по отношению к себе я прочитала в письме от мамы(работала на севере)в 21год!!!Что бы обняли,поцеловали боже сохрани.И что...дочь свою люблю без ума,а веду себя как моя мама,ненавижу себя и вернуть жизнь невозможно.Доче уже 19ть и свою личную территорию держит прочно-я не посягаю сама виновата,надеюсь с годами...Я недавно поняла одну вещь-она универ бросила-я рыдала сутки напролет(втихаря)-НАШИ ДЕТИ НЕ ОБЯЗАНЫ ВОПЛОЩАТЬ НАШИ ТЩЕСЛАВНЫЕ ЗАМЫСЛЫ.Ну не вундеркинд мой ребенок и что...она у меня одна такая и другой не будет,хоть десятерых роди.Страх за ее будущее-вот что мне глаза застит...нет мне покоя.Простите за крик души.

Хорошо, что сами рыдали сутки на пролёт, а не кричали, ругали,орали, унижали свою дочь, всего лишь потому, что она поступила так как поступила.

Страшно,но прямо как про моих близких:(

иногда бывает

что железная баба превращается в замечательную бабушку. Мудрую, добрую, любящую, щедрую. Разглаживающую у внуков травму, нанесённую детям.

Моя мама удивлялась, не могла поверить, что у моей бабушки оказались такие запасы любви. На мне раскрылись. :)

Я как раз написала пост про своих маму и бабушку, удивительно перекликается с Вашим.

Поздравляем! Ваш пост был отобран нашими корреспондентами и опубликован в сегодняшнем выпуске ljournalist'а.

?

Log in

No account? Create an account