?

Log in

No account? Create an account
Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
А теперь прозой -- методологическое отступление
ludmilapsyholog

Прежде чем перейти к следующему поколению, несколько моментов мне кажется важным  проговорить.

Я уже привыкла, что сколько раз не пиши в конце и ли начале текста что-нибудь вроде «конечно, все люди и семьи разные и бывает все по-разному», всегда нн-ое число комментов будет следующего содержания: «а я не согласен, все люди и семьи разные и бывает все по-разному». Это нормально. Меня больше беспокоит, что кто-то и с тревогой спрашивает: а у нас все не так, мы что, не со всеми вместе?
Еще раз: я просто пытаюсь показать механизм передачи травмы. В ответ на вопрос «как так может быть, что травмированы люди, родившиеся через полвека после». Вот так вот может быть. Это ни в коем разе не означает, что именно так и только так, и что у всех так и вообще. Я показываю механизм передачи на одном, довольно частом примере «сюжетной линии». Бывает и по-другому, конечно.

Во-первых, как многие отметили, есть поколения «между», то есть со сдвигом на 10-15 лет. И там свои особенности. Некоторые комментаторы уже отмечали, что те, кто во время войны был подростками и слишком быстро стал взрослым, потом с трудом становились зрелыми людьми. Пожалуй, да, это поколение надолго сохранило «подростковость», авантюрность. Они и сейчас часто выглядят совсем не на свои 75. Кстати, оно оказалось очень талантливым, именно оно обеспечило расцвет кино, театра, литературы в 70-е. Именно ему мы обязаны какой-никакой, а фрондой совку. В подростковости есть свои плюсы. Но, возможно,  именно потому фронда осталась фрондой, не став ничем более серьезным. Матерости не было. Со зрелым родительством  было тоже не очень, с детьми стремились «дружить». Но это не самый тяжелый вариант, согласитесь. Хотя и травмы все те же их не миновали, и общая экзистенциальная тоска брежневского времени многих загнала в могилу раньше времени. Кстати, свою «вечную молодость» они, похоже, передали детям. У меня много друзей в возрасте около 50, и они выглядят совершенно не старше, а то и моложе нас, 40-летних, о которых речь впереди. Многое из того, что появилось в нашей стране впервые и вновь за последние годы, появилось именно благодаря тем, кому сейчас 50 с хвостиком. И многое из того, что появилось, долго не прожило, поскольку не хватало основательности.

Во-вторых, как многими было справедливо замечено, травмы в 20 веке шли волнами, и одна накрывала другую, не давая не то что зализать раны – даже осознать, что произошло. Это все больше истощало, снижало способность к сопротивлению. Именно беспомощные отцы 40-х годов рождения оказались неспособны защитить детей от Афгана. Ведь эта война не воспринималась на священной, ни вообще сколько-нибудь оправданной, сами мальчики на нее отнюдь не рвались, да и на сильные репрессии власть была тогда не готова. Могли бы протестовать, и все бы закончилось раньше, но нет, ничего не было. Обреченно отпускали. И поди тут разбери, от чего больше травма – от самой войны или от этой пассивной беспомощности родителей. Точно так же возможны сдвиги в волнах травм внутри семьи: например, дочь «Страшной бабы» может тоже вырасти «железной», но чуть мягче, и тогда будет другой сценарий.

В-третьих, на массовые, народные травмы всегда накладывается история собственно семьи, в которой есть свои трагедии и драмы, болезни, предательства, радости и т. д. И все это может оказаться существенней исторический событий. Помню, как однажды в компании вспоминали события путча 91 года, а один мужик говорит: а у меня накануне сын с дерева упал и повредил позвоночник, боялись, что парализует, так что я не помню никакого путча. А моя бабушка рассказывала, что 22 июня 41 года была ужасно счастлива, потому что ночью у нее дочка родилась,  и вроде понимала, что война и надо что-то другое испытывать, а счастье перекрывало все.

Наконец, вот что еще важно. То, как на ребенка влияет опыт родителей, зависит от двух противоположных стремлений. С одной стороны, ребенок стремится быть похожим на родителя, воспроизводить его жизненную модель, как самую известную и досконально изученную. С другой – люди в семье сцеплены друг с другом, как детальки в паззле, где у одного выемка, там у другого выступ. Ребенок всегда взаимодополнителен к родителям: они беспомощны – он супермен, они авторитарны – он пришиблен, они его боятся – он наглеет, они гиперопекают -- он регрессирует. Если детей несколько, все попроще, они могут «распределить обязанности»: один может быть похож на родителя, а другой – дополнителен. Так часто и бывает. А если один? Какие причудливые формы это все приобретет? Плюс включается критичность к родительскому опыту и сознательные усилия «жить иначе». Так что как именно проявится травма в конкретном случае конкретного человека – никто заранее не скажет. Есть лишь сюжетные линии, потоки, в которых каждый барахтается, как может.

Естественно, чем дальше по времени от какой-то генерализованной травмы, типа Мировой войны, тем больше факторов и сложнее их взаимодействие, в результате получается все более сложная интерференционная картина. И, кстати в результате мы все сейчас живы и обсуждаем все это, а то бы целые поколения прямо ложились и помирали, травмированные. Но поскольку поток жизни идет, всегда все не так однозначно-обреченно.

Вот это все хотелось уточнить прежде, чем продолжить.

АПД. Кстати, про самолеты очень интересная была ветка. Там все довольно понятно. Дети прекрасно считывают телесные реакции взрослых. Даже тщательно скрываемые, просто на уровне холодного пота, сердцебиения, бледности. И если у взрослых есть объяснение в голове (пережил войну -- боюсь звука самолетов), то у детей нет. А необъяснимые телесные реакции взрослых пугают ребенка еще больше, у него закрепляются свои панические реакции на те же обстоятельства.
Это если не думатьпро реинкарнации и т. п. А если думать, так и подавно.

(Удалённый комментарий)
Ну, да, конечно, я имела в виду "родившие их в 60-х. Сейчас поправлю там, спасибо.

Спасибо за посты и извините, если этот вопрос уже задавали до меня.

У меня было впечатление, что это наше поколение может себе позволить быть столь беззаботным, а до того жизнь была беспросветно тяжелой, по нашим меркам, всегда. Просто всегда. Понятно, что в этом ощущении главную роль играют рассказы бабушек, прежде всего о сорокалетии от начала Первой Мировой до смерти Сталина. Но что было до того? Было ли вообще до того время, когда жизнь в среднем - скажем, для крестьянки - не воспринималась ею как непрерывная травма и нечто беспросветное с короткими перерывами?

Ох, это большая очень тема. Особо хорошо никогда не было, но последние десятилетия 19 века и первые годы 20 было неплохо в целом. И многое стало налаживаться в жизни. А потом опять понеслась.

Я как раз думала после ваших постов: как так вышло, что у нас в семье нет той военной травмы, которую вы описали. Воевали оба дедушки, из бабушек одна вообще была угнана немцами, а вот поди ж ты. А потом поняла, что спасли нас одна вещь и один человек. Во-первых, у нас семья военных, триста лет подряд в каждом поколении если не кадровый, то вынужденный военный, а кадровых примерно половина. А во-вторых, один из моих дедушек - он вроде народного умельца по части психотерапии, рассказывает про войну так, что все все понимают, но страшно не становится. То ли юмор у него такой своеобразный, то ли крестьянская сметка, которую он не стеснялся применять, то ли жизнелюбие какое-то неописуемое. Но факт фактом - его рассказов не боятся даже дети, хотя это действительно рассказы о войне, а не анекдоты какие-нибудь. Может, на нем и на семейной истории мы и выгребли.

Есть травма, а есть ресурс, и если его много и мощного, то пережить можно все, что угодно.

На западе сейчас наблюдаю детей детей волны хиппи шестидесятых. Этопростокашмар.

Я так и не понял, учитываете ли Вы Перестройку. Потому как война - это просто травма, а Перестройка - разрушение идеологии.

"Если вы уничтожаете идолов, вы перечёркиваете людям прошлое"

"На западе сейчас наблюдаю детей детей волны хиппи шестидесятых."
То есть внуков хиппи шестидесятых? А какие они?))

как всегда очень интересно
а мне подумалось, что сегодняшняя параноидальность родителей, когда средний класс мегапридирчиво относится к выбору няни, садика, школы, сумасшедшая озабоченность развитием, в том числе и очень ранним, дорогие и обязательные детские праздники, то есть общая направленность семьи на ребенка является гиперкомпенсацией травмы военных лет. Наше поколение тридцатилетних стремится дать своему потомству как материальные блага, так и блага психологического комфорта, которых мы зачастую были лишены. Такое родительское поведение зачастую нерационально, потому что уроки английского в 1 годик, наверно, не вполне эффективны :) Но с системной перспективы все более чем разумно

Что такое "системная перспектива"? С какой точки зрения параноидальность родителей, мегапридирчивость, сумасшедшая озабоченность - разумны?

Здравствуйте, Людмила и читатели!

"Ребенок всегда взаимодополнителен к родителям: они беспомощны – он супермен, они авторитарны – он пришиблен, они его боятся – он наглеет, они гиперопекают -- он регрессирует." Вспомнился Милорад Павич: дети победителей вырастут неудачниками, дети проигравших - победителями.

С уважением, Наташа.

те, кто во время войны был подростками и слишком быстро стал взрослым, потом с трудом становились зрелыми людьми.
Со зрелым родительством было тоже не очень, с детьми стремились «дружить».С другой – люди в семье сцеплены друг с другом, как детальки в паззле, где у одного выемка, там у другого выступ.
Кстати, свою «вечную молодость» они, похоже, передали детям.


Все так. Слово в слово. Родители - дети. Я - "дядя Федор". В семь лет - одна сама, везде. Смотрю на нынешних детей, которых в 12 лет в школу провожают, как на инопланетян. Но при этом, в 30 лет ощущаю себя лет на 18 максимум. Внутренняя взрослость стремится к нулю. Хотя уже были и директорские работы и ответственность и за "многодетей" и за "многолюдей". Но повзрослеть - не удается :(


Людок!

Загляните, пожалуйста, к себе в почту.
Есть соображения насчет книг.

Хм. Я боялась самолетов. Но для себя объясняла это рассказами про Хиросиму. (А мама у меня 41 года рождения, так что может быть, дело не в Хиросиме)

ммм... добавлю от себя - дилетантское, но.
1. по поводу того, что супервнимательные к родителям дети появляются (почти исключительно) у железных баб или их детей, мне кажется несколько натянутым.
там действует другой механизм, и он не привязан ни к времени ни к пространству (всякие Джеки Лондоны и современные австралийские люди тому подтверждением): когда семья переживает трудный этап, и в это оказываются вовлечены дети - потому что иначе не выжить (родитель ушел, родитель погиб, родитель болеет, оба родителя умерли - остались две сироты, и пр) - в семье начинают развиваться очень сильные внутренние связи и привязанности, повышенное чувство ответственности друг за друга. Причем когда родители защищают детей от окружающего мира - это одно, а вот когда ребенок сам или на пару с одним из родителей - другое. дети учатся делиться всем, что у них есть, брать на себя ответственность и проч. то есть механизм и социальный, и психологический.
да, он не имеет отношения к Всепоглощающей Матери, которая только и ждет чтобы засунуть детей обратно в свое лоно и не выпускать - от греха... именно поэтому мне кажется важным эти два процесса разделять.

2. "кровавые разводы семидесятых" имели место быть во всем мире, просто раньше. Россия, как обычно, припоздала =) Они скорее относятся к общему дрейфу понятия семьи в современном обществе... поначалу везде развод был связан с полным разрывом отношений с детьми и неупоминанием другой стороны: так было принято, "умерла так умерла". наследие традиционного общества, где уход из семьи автоматически лишал права на детей. потом эта концепция стала меняться на более современную. в более отсталых странах подобный жесткий дележ ребенка до сих пор сохраняется, кстати. так что здесь Россия прсото попала в общий тренд - что не отменяет влияния данной травмы в каждой конкретной семье на ее членов.

Про Афган не согласен. Отпускали, во-первых, потому что этого требовала Родина, тогда это понятие было ещё очень сильным.
Во-вторых, память прошлой, ещё недавней войны поддерживала отношение к войне как к нормальному явлению, предки воевали так и мы можем.
В то же время на фоне Великой Отечественной война в Афгане не представлялась чем-то большим:
"фрицов с их передовой техникой задавили, так духов и подавно усмирим". Я просто хочу сказать, что это не слабость родителей,
а просто отношение к войне как к норме и как к долгу.

Меня можно назвать детем войны

Отец погиб в Афгане когда мне было 4,мать брошенная на произвол судьбы и без помощи. Читаю про себя. Не хочу передать это своему ребенку, НЕ ХОЧУ

Re: Меня можно назвать детем войны

Раз не хотите, значит, и не передадите. Всегда можно остановить на себе.

Людмила, спасибо большое за такую узнаваемую цепочку травм и психологических типов.
Мне кажется, вне зависимости от войны или других бедствий, если мать остается с ребенком или детьми одна, та или иная степень травмы присутствует. И передается. Даже те сегодняшние родители, кто заботится о душевном комфорте детей, об их развитии, но вдруг разбегаются (степень собственного комфорта ниже плинтуса) - мать остается одна - и сразу "включается" один из вами описанных сценариев. Может быть, более легкий вариант, чем в войну - сейчас есть друзья, психологи, методы, можно все это не замалчивать, развивать в себе любовь всеми способами от психоанализа до эзотерики, - но! это или вариант "замороженности", ребенок по любому чувствует недостаток тепла, или вариант гиперопеки.

Ситуация-то почти не меняется. Половина семей - неполные.

И вроде бы наши современницы не подходят под это описание, когда делается все, чтобы мужчина ушел, когда ему внушается, что он не нужен - нет, нужен!, но что-то не устраивает, что-то ломается, и опять эта кочующая травма. Может, есть где-то у вас посты о типах женщин, предрасположенных к одиночеству, о сценариях развода и способах этот сценарий "побороть"?

Да, так и есть, такая травма и без всяких войн возможна.
Про женщин статей нет, может, когда-нибудь будут. Да про этот как раз много всего написано.

Радует, что кто-то начал об этом - хотя бы обобщенно - писать. А то я уже давно задаюсь вопросом о том, чем вызвано удручающее сходство поведенческих моделей наших мам (причем в большинстве случаев наблюдается "недоприсутствие" отцов - в разной форме). А еще более удручает то, что мамы, похоже, накрепко в этом состоянии застряли и хоть как-то извлечь их оттуда необычайно трудно. То, что Вы пишете, проливает свет на ситуацию - спасибо.