Category: психология

Дорогие читатели блога

Если материалы этого блога оказались для вас важны и полезны
и/или
если вы хотите помочь работе, направленной на то, чтобы дети, оставшиеся без попечения родителей, росли не в казенных домах, а в семьях, в своих родных, а если это невозможно -- в приемных,
вы можете поддержать проект  ИРСУ -- Институт развития семейного устройства, подробнее о котором написано здесь

http://ludmilapsyholog.livejournal.com/164114.html

см. также все записи под тэгом "ИРСУ", чтобы составить себе представление о нашей деятельности.

Почему вкладывать в обучение специалистов рентабельнее, чем в подарки и праздники для детдомовцев, написано здесь
http://ludmilapsyholog.livejournal.com/165238.html

Поддержать ИРСУ можно вот здесь, на странице нашего сайта
http://irsu.info/need-help/sdelat-pozhertvovanie/

А сам сайт -- вот он   http://irsu.info ,  заходите, читайте, спрашивайте, записывайтесь на семинары и тренинги!

Грустная дискуссия

 вокруг поста Екатерины Мурашовой в Снобе
https://snob.ru/selected/entry/123348

Спасибо коллеге, что произнесла вслух: дети с травмами привязанности для отечественной психологии фактически не существуют. Опытный практикующий психолог не знает, что с этим делать и как это устроено. Екатерина пишет, что этому не учили в те годы, когда она получала образование. Увы, этому не учат практически нигде и сегодня.

А почему раньше не было описано - ну что вы, конечно было. В литературе. Это называлось "дурная натура", "испорченный ребенок". И сейчас граждане в комментах резвятся, не решаясь написать совет  "изолировать от общества" и обходясь эвфемизмами. Мол, индивидуальный присмотр нужен.
Психологов и психотерапевтов всегда больше интересовали утонченные невротики из среднего класса. С ними так интересно. Они умны, безопасны и платежеспособны. У них такие остросюжетные сны и сложные чувства.  С ними можно годами обсуждать, как мама "слишком любила", "душила заботой, но не принимала безусловно", как обрыдли все эти обязательные семейные ужины по воскресеньям и требования отца непременно поступить в университет Лиги плюща.

Кому какое было дело до детей из маргинальных слоев, которые рождались и росли в своих семьях, где их били и насиловали, или попадали в приюты, где их тоже били и насиловали. В этих семьях или приютах они умирали или вырастали искалеченными физически, психологически и социально. И, конечно, ни их родители, ни они сами в кабинетах психологов не появлялись.
И только в 70-80-х с этими детьми близко столкнулись семьи среднего класса, в которые их стали устраивать, а следом и специалисты. Тогда и описали. Описание верное, хотя понимания, как я думаю, за ним не было. Просто описан "симпотокомплекс". Который пытались лечить дрессировкой и "границами" или советами "просто полюбить". Все это редко помогает и доводит родителей до отчаяния, а то и до проблем с законом.

Я надеюсь (и мы над этим работаем, и для этого создавался ИРСУ), что постепенно это направление психологической помощи станет достаточно развитым, чтобы все, кому необходимо, могли найти специалиста. Сейчас до этого еще далеко.
Коротко можно сказать, что полезными здесь были бы не американские материалы про расстройство привязанности, а материалы по работе с травмой и ПТСР. А еще лучше контакты специалиста, который работает с ПТСР у детей. Потому что эти дети всегда - "посткомбатанты". Они выжили в условиях, в которых выжить было очень сложно.
В Петербурге таких специалистов найти можно, обратившись, например, в "Родительский мост" или в совсем недавно созданную выпускнками ИРСУ "Ассоциацию приемных родителей Петербурга",  а вот отъехав от него на 30 км - уже нет.
Надо работать.

Чуть-чуть психологии для украинских друзей

Для кое-кого лично, а может и другим будет интересно. И не только украинцам.

Прочитала недавно про интересный эксперимент. Работали психологи в Америке с баскетболистами. И учили их любые достижения: удачные игры, броски и т. п. объяснять своими способностями. Вот такой я талантливый. А любые провалы и неудачи недоработкой - мало старался, не выложился.  Игра спортсменов стала гораздо лучше через какое-то время.

Я сейчас вижу две разные модели в обсуждениях украинских дел.
Одна - мы много сил вложили в Майдан и войну, сделали что могли и больше, но ничего хорошего от результатов революции и реформ не ждем, потому что такой народ (версии разные, какой "такой", не буду перечислять).
Вторая - мы победили и отбились, потому что такие уж мы, хохлы, нам палец в рот не клади. Свободный народ, козацкого роду, и все такое. А что реформы идут не так прекрасно, как хочется - так это мы мало старались, не впряглись всерьез.

Американские баскетболисты передают вам привет и советуют придерживаться второй модели. Оно лучше, они проверяли.


Для желающих поупражняться в человековедении задание. Сможете парой фраз объяснить, в чем тут дело? Почему это работает?

Если очень страшно

Есть у меня в почте и другие вопросы про то "как быть в сегодняшней ситуации".
Вопросы от тех, кто все понимает и уже долго живет в постоянной тревоге. Пишут из Украины, и из России.
Вот, например:
"Я в Киеве. Слава Богу, никто из близких не на войне. Но не замечать ее возможности нет.
Пытаюсь справляться по-разному. Пыталась не смотреть-слушать-читать новостей. Но это невозможно... Это при том, что тоже испытала (да и продолжается) переворот сознания.
Мы прекрасно понимаем, что вовлечены в проблемы надолго. И как выжить???
Да, пытаемся работать. Да, есть конечно домашние дела. Да, есть дети, которые радуют. Но это все идет на фоне ... не знаю, как сказать.... сжатого сердца.
Очень тяжело, очень. Я не одна такая. Но и обсуждать не с кем. В недавнем разговоре с мужем (когда он меня из рыданий вытягивал) выяснилось, что он тоже на грани и велико желание ехать "туда"...
Может, посоветуете, что почитать? К психологу лично идти я не готова"


Дорогие мои.
Тут вот какое дело. К психологу все же ходят в основном со страхом и тревогой, которые воспринимаются как необоснованные. Боюсь публично выступать, боюсь летать на самолете, боюсь конфликтов, боюсь мужчин (женщин), боюсь рожать, боюсь много (мало) зарабатывать, тревожусь непонятно из-за чего. Это суть невроза: когда-то давно мозг испугался, иногда сознание не помнит даже, чего именно, и вот этот застрявший в миндалине аларм-сигнал вновь возбуждается от каждого невнятного намека на ту прошлую ситуацию, хотя никакой реальной опасности нет.  Пуганая ворона куста боится, если афористично.
Оно, конечно, отравляет жизнь, и с этим надо работать, а не терпеть. Суть работы обычно в том, чтобы вспомнить исходное событие, вывести его в область осознания и понять, что реальной угрозы сейчас нет, потому что ресурсов сейчас больше. Это психодинамический подход. Или не вспоминать (иногда и невозможно), а просто приучить сознание к тому, что оно не страшно. Это поведенческая терапия. Ну, и всякие еще варианты.

Наша с вами ситуация иная.
Мы живем внутри совершенно реальной актуальной угрозы.
Идет война. Гибнут люди, уже тысячи жертв. Есть угроза, что может начаться война еще более страшная.
Наш страх нормален, это не невроз. Мне тоже страшно.

Мы стараемся отвлекаться.
Мы глубоко дышим, занимаемся йогой или пьем афобазол.
Мы стараемся разряжаться черным юмором.
Мы стараемся сохранять разумность и надежду,  не все же сошли с ума, и кто-то (кто?) этого не допустит.
Все это надо делать и все это помогает - в какой-то мере.

Но правда в том, что единственное, что можно по настоящему противопоставить реальному, не невротическому страху - это мужество.
У нас просто нет ничего, кроме.
Так случилось, времена не выбирают, и в эти времена мы - взрослые. Что же делать. Нам придется справляться. Оставаться или увозить семьи,  воевать или спасать пострадавших, сохранять, что можно сохранить и терять то, что судьба заставит  потерять - нам придется справляться.

И счастье, если нам есть у кого порыдать на груди в минуту слабости, и счастье, если у нас есть на это время. Эта слабость - нормальна, и она целительна, потому что позволяет не замораживать чувства и не загонять себя в будущий посттравматический синдром. Насколько возможно, будем оставаться уязвимыми, живыми и чувствующими. Жаловаться, плакать и обнимать друг друга, и радоваться маленьким радостям и островкам покоя и мира, быть в контакте с собой, с природой, с близкими когда только выдастся возможность. Разжимать сердце.

А  в промежутках - справляться.
И стараться, чтобы все это как можно меньше покалечило детей, своих и всяких.

Никакой психолог не ответит вам, отпускать ли любимого мужчину на войну. Как жить без него, если он уйдет, и как жить ему, если не уйдет.
Никакой психолог не скажет, что правильно: увозить семью, спасать детей, или оставаться и делать, что можно и должно.
 Легких вариантов здесь нет, однозначно верных - тоже.
Этот выбор - не в сфере психологии.
Поэтому могу только мысленно обнять Вас, не как психолог, а как человек.

Почитать можно Виктора  Франкла. Можно "Властелина колец". Можно Евангелие. Можно Лесю Украинку. Можно Василя Быкова. Да хоть "Гарри Поттера".
Все что угодно - от тех, кто знает про мужество уязвимых.

Что происходит в работе с психологом?

Вчера, между прочим, был день психолога. Я об этом узнала из ленты, сидя вечером в аэропорту Днепропетровска и чувствуя себя в гораздо большей степени пустой шкуркой от психолога, чем собственно психологом. Но все равно приятно.
Говорить и работать не могу, так что самое время потусить в ЖЖ и написать про что давно обещала. А именно про то, что же, собственно, такого особенного происходит при работе с психологом, чего нельзя и самому, по книжкам, достичь? И не опиум ли это для народа, когда на самом деле нужно просто не раскисать, мало ли что травмы, все равно справляться самому, а не заводить себе "друга за деньги".
Окончательно меня вдохновил неделю назад полученный комментарий, вот такой:

А что делать, если с довольно обширным багажом самоанализа и знаний по психологии, которые были почерпнуты, чтобы развиться в полноценную личность, я, девочка из неполной семьи с разными родительскими проблемами, в итоге когда стала создавать семью, оказалась по уши в психологических переживаниях, да настолько, что если я начну их прорабатывать и осмыслять, я просто буквально начну выть, и буду выть довольно долго, пока не расслабится какой-то комок внутри, от того, что я не имею права так выть, потому что никто в общем-то не виноват.
И со стороны все хорошо, и в реальности все, слава Богу, хорошо, и у меня все молодцы и умницы, просто я хожу, вроде тоже с виду хорошая, а внутри, кажется, если начать хотя бы думать на эту тему, я развалюсь на кусочки. Просто я простила, приняла, почитаю родителей, стараюсь быть хорошей мамой, женой, дочерью. Это все роли какие-то для меня новые и не имеющие того, что я могу соотнести с ними. То есть я теоретизирую в них. ... 
Но иногда бывает все равно такое чувство, что я вытеснила проблему, такую от которой хочется рычать и швырять предметы, но сил на это нет и скорее всего, я осознав ее и втеснив обратно - тресну и развалюсь.

Собственно, вот так оно обычно и бывает. С этим примерно обычно и приходят, хотя не всегда могут так точно и ярко описать. Кто сам справился, те не придут. Кто даже не попробовал справиться, тоже не придут, сначала попробуют. Кто даже не знает, что болит, тем более не придут. Приходят именно люди, осознавшие, что есть внутри боль, которую они сами не могут оттуда вынуть, сколько книжек не читай. Вот почему так и почему с этим надо к психологу, собственно?

Ну, начнем с того, что работа с психологом очень разная бывает.


Collapse )
В случаях, подобных описанному в комменте, речь идет о старой травме или не о конкретной травме, а о длительном страдании в прошлом, с которым человек (обычно ребенок) ничего не мог поделать, кроме как отложить в дальний угол души и постараться сделать вид, что его не было и или оно совсем не мешает.
Давайте разберемся, почему такое происходит. Ведь те или иные травматические события были в жизни каждого ребенка, от чего зависит, останется ли "комок внутри"?


Collapse )
Конечно, все это не более чем мое, довольно вольное и субъективное, описание, у коллег могут быть совсем другие мнения и метафоры на этот счет.

Нелюбовный треугольник

Хочу успеть написать между двумя семинарами, а то в голове крутится и работать мешает:)

Некоторое время назад прокатилась волна народного гнева в адрес психологов, вызванная крайне неэтичным комментом некоего психолога в журнале некоей писательницы. Писательница разозлилась (что естественно) и начала "мочить" психолога, обрастая группой поддержки, запоздалые извинения ничему не помогли. До меня докатилось уже в формате "всех бы их вешать на фонарях", с вариациями.

Про саму ситуацию ничего писать не буду, вроде всем  очевидно, что исходная ситуация прям совсем некрасивая. Про действующих лиц тоже не буду, поскольку психолога не знаю, про ее квалификацию судить не могу и не хочу, писательницу не читала, и, судя по стилистическим особенностям попадавшихся отрывков, не буду. Очень прошу в комментариях тоже воздержаться от анализа их личностей, я вообще не об этом.
Я, собственно, про реакцию масс. Почему она столь болезненна и широка? Откуда такая ярость?

Collapse )

Привязанность и вера

Вчера довелось параллельно почти отвечать на комменты к посту про воспитание детей и вести интересную дискуссию о вере.
И подумалось, как все же сходны подлинная привязанность и подлинная вера.
Это полное, безусловное доверие, с отказом от контроля и подстраховок, уверенность в том, что ты ценен и любим "просто так", абсолютная, открытая уязвимость, из которой рождается подлинная защищенность и бесстрашие, абсолютная зависимость, "отдаю себя в руки Твои", которая перерастает в подлиную свободу и Самость. В этом для меня смысл слов "будьте как дети", потому что только полностью и глубоко побыв ребенком, осмелившись на детскую уязвимость и зависимость, можно действительно повзрослеть. Наверное, с обычным, земным родителем это невозможно на 100%, но чем в большей степени получилось, тем более взрослым, смелым, независимым и вместе с тем живым и теплым будет выросший ребенок.
Это ответ на то, как может несвобода материального мира преобразовываться в свободу мира трансцедентного, какова внутренняя химия этого чуда.

И как же дико, когда в это чудо влезает некто, кто начинает объяснять, что любовь Бога надо заслужить "правильными" мыслями и поступками, а иначе он отвернется от тебя, откажется,  "отдаст чужому дяде"; кто врет, что ты можешь "неуважением" оскорбить Его,  словно Он -- инфантильная  истероидная мамочка,  и еще врет, что  Он не сможет простить тебя, пока ты не "раскаешься"; кто Его именем сдает тебя каждый раз, как это становится выгодным, любому властьимеющему: "да, МарьИванна, он исправится, я прослежу".  Врет, пугает и сдает.  И, влезши, куда не просили, постояно  творит образ Отца по собственному образу и подобию: мелким, властолюбивым, нарциссичным, инфантильным,  не Богом -- убожеством.

Очень прикольно

приползти домой после 8 часов консультаций (а двоих пришлось перенести -- не поместились) с квадратной головой и обнаружить полную ленту рассуждений на тему "нужны ли нам психологи".
Тогда что это было, Бэрримор?

Про личностный рост и безопасность

Здесь вот про тренинги личностного роста полезное

http://gutta-honey.livejournal.com/272570.html#cutid1

Что бы от себя добавила. Я видела всякое: как людей, которым это в целом оказалось полезно, помогло решиться на важные изменения в жизни, как-то встряхнуться, что-то про себя понять. Видела тех, кого исказило и кто поломал жизнь свою и близких. Или начинал тренировать всех встречных-поперечных, кто не успел убежать. Случалось и экстренную помощь оказывать тем, кого через пару дней накрывало вплоть до элементов реактивного психоза. Сама не была, хотя, может, и было бы любопытно, но непонятно, почему так дорого, ИМХО.
Поразительно, что вообще сама идея таких тренингов, исторически выросшая из мегабережного гуманмстического направления психотерапии, слившись с методами бизнес-тренингов превратилась в в штуку довольно небезопасную. Пообщавшись с друзьями, которые вдоволь нарезвились на всех уровнях, я про себя это обозвала "психохирургией" (в отличие от психотерапии). Обилие выражений типа "его пробило, а ее еще не пробило" наводит на мысль, что суть происходящего на этих тренингах -- взлом психологических защит. Взлом довольно жесткий, особо не увернешься. Например, часто бывает правило, что нельзя отказаться от выполнения упражнения -- или уходи с тренинга. Или тренер, понаблюдав за участником -- хлоп -- и выдает ему какую-то "истину" про него, которую оспорить нельзя тут же услышишь, что ты это потому и не видишь в себе, что не хочешь. Конечно, слом защит вызывает катарсис и энергетический взрыв с эйфорией, ведь защиты, как еще дедушка Фрейд убедительно показал -- жутко энергоемкая штука. Кто помнит, он приводил хороший образ с мужиком, мешающим вести лекцию криками, что все это лажа и лектор идиот. Можно продолжить лекцию, изолировав мужика, но ценой энергопотерь -- паре-тройке крепких дяденек из зрителей придется его вытолкать и удерживать дверь, чтобы он снова не вошел, а лектору -- повысить голос, чтобы шум перекрывать. В итоге все устанут гораздо больше и не все из лекции услышат.

Но тут есть одно но. Защита защите рознь. Да, бывает защита, так сказать, по инерции. То есть уже и мужик не такой буйный, да, и по большому счету, не лучше ли выслушать, с чем он там не согласен и не обсудить, ничего ведь страшного. Но если лектор не уверен в себе, а дверь держит охрана на хорошей зарплате, лучше и дальше не приходить никуда, где могут освистать, а отправлять Козака вытеснять иное видение ситуации -- от греха подальше. То есть у человека реально уже вполне есть силы, чтобы справиться с тем, что было непереносимо раньше, например, в детстве он был беззащитен перед неодобрением окружающих, но сейчас-то точно не помрет от критики,  или когда-то конфликт с близкими пугал его до безумия, потому-что родители страшно ругались, но сейчас он вполне мог бы конструктивно выяснить отношения, если б та старая детская паника не продолжала "держать дверь" просто по привычке, да еще вторичная выгода от своей "слабости" не имела места быть. Тогда да, защита, вдруг рухнувшая от некоторого нажима извне (это может быть не обязательно упражнение на тренинге: сильное переживание, фильм, книга, слова друга или случайного собеседника, да что угодно. Дзэн советует удар палкой :))  И, через инсайт и катарсис, умывшись слезами, мы распахиваем наконец злосчастную дверь, и -- свобода нас принимает радостно у входа, а уставший мужик отдает нам меч, коим сам уже задолбался в дверь колотить. Человек уходит с нелюбимой работы, приводит в соответствие де-факто с де-юре в давно умершем браке, вспоминает свои забытые под давлением других ценности и таланты и всячески еще личностно растет. Щасте, щастье, всем хорошим во мне я обязан лайф-спрингу и синтону. Кроме этого, тренинги действительно дают конкретные техники и методы самомотивации и самоорганизации, которые могут очень хорошо работать, особенно если родители этим в детстве не озаботились и были скорее склонны все решать и делать за. То есть для в целом благополучного человека, проблемы которого сводятся к некоторой пассивности, неуверенности, внешнему локус-контролю, неумению посмотреть на себя по-новому и т. п. оно вполне может быть пользительно.

Но бывает, что все иначе. Дверку-то держат неспроста и очень даже не зря. Ибо за ней-- не просто мужик, похожий на Бармалея из детских страхов, которого пора бы уж не бояться, а реальный-таки Бармалей. Пьяный папа с ножом. Трезвая мама с повадками медсестры из "Пролетая над гнездом кукушки". Родитель-нарцисс. Родитель-психопат. Отвергающий и отменяющий родитель. Опыт серьезного насилия.  Или еще что.  И если дверь открыть, он же шутки шутить не будет.
Когда такая дверь открывается в психотерапии, человек не один - с ним терапевт. Их контакт, обычно к этому времени уже довольно прочный (дверь на первой сессии редко открывается), создает тыл, защиту, ту самую "психологическую утробу", которой человек недополучил или был лишен  в детстве. Если это групповая терапия, то защиту дает группа, тоже не в  первый раз увиденная, а та, с которой прожито и прочувствовано уже много и есть доверие, и в которой не 50 человек, ессно. Имея такой тыл, можно и с ужасным встретиться. Обычно не за один раз, порциями, по мере готовности. В ситуации тренинга же контакта нет,  отношений нет, все "на потоке". Взломали защиту, вскрыли, "пробили"  -- гуляй кишками наружу сам как знаешь. Да, есть тренеры, которые за счет личной огромной способности давать много поддержки, за счет незаурядной эмпатии, сочувствия к людям и собственной внутренней силы даже в формате тренинга могут помочь. Но это, сами понимаете, не то, чего можно ожидать "как правило", это надо знать про конкретного человека.
И что же дальше? А дальше два варианта. Если взломали уж очень грубо и резко, человек разваливается. Вплоть до психопатических срывов и бреда с галлюцинациями. Не приходилось в своей взрослой уже спальне в ночи видеть вдруг Бармалея собственной персоной? И не надо. Это пострашней, чем в шесть лет. Тогда дай бог, чтобы сам человек или родственники вовремя обратились за помощью -- промывать, зашивать.
А чаще, открыв под нажимом дверь, человек быстро убеждается, что этого мало -- ресурса-то нет и взять негде. Псевдо ресурс в виде причитаний про "поверь в себя", "просто поставь цель" и т. п.  быстро рассасывается. И человеку приходится спешно сооружать другую защиту, но, поскольку сейчас он уже не ребенок, то это будет скорее всего не примитивное вытеснение, а что-нибудь повиртуозней. Например, идея, что мы -- продвинутые, люди нового типа,а все вокруг -- тупые бараны и все из-за них, не продвинутых. Ему ж показали свои и других типичгые ошибки в общении и выстраивании жизни, вызванные защитами -- и вот он уже видит их повсюду и у всех, особенно у ближних (у психологов это называют "синдромом третьего курса", все массово ссорятся с родителями и разводятся). Сначала он, конечно, добрый и всех просто зовет  тоже пройти тренинг и припасть, так сказать, к истоку. Но почему-то "бараны" не очень хотят, тогда возникает конфликт. Более того, "бараны"-то из ближнего окружения. они не случайно там оказались, они были пригнаны к тому, бывшему чкловеку, который еще с защитами. Они его по-своему принимали и любили, хотя, может, и юзали, но и ему что-то давали. А тут он изменился: ведет себя странно, его прежние "кнопки" не работают, как с ним теперь быть?  Понятно, что, как всякая система, его социальная сеть включает силу упругости и стремится сделать "все как было". А на него давит, обижается, по больному невольно бьет в процессе бурных обсуждений и т. д. В запале рушатся вполне живые браки и дружбы, бросаются не такие уж плохие работы, затеваются непродуманные бизнес-проекты, кто-то кого-то подводит, не отдает долг и т. п. В результате человек лишается даже того ресурса в реальной жизни, который имел, все его его "яйца" теперь в одной корзине -- в сообществе "продвинутых". Новая защита крепчает и уж ее он, наученный горьким опытом, так просто не сдаст. А силы кончаются, в период эйфории он сильно влезает в энергетический НЗ, поэтому часто все приводит к депрессии. Еще бывает, что депрессия как бы "делегируется" кому-то из близких, а сам человек продолжает бегать в ажитации.   В общем, не очень весело.
Как отличить, есть у человека ресурс или нет и пойдет ли ему на пользу слом защит? Тут надо понимать, что никак, собственно. Ни со стороны, ни заранее. Сейчас некоторые ответственные тренинговые кампании к психологу сначала посылают: пусть посмотрит и даст заключение, что человеку можно. Ко мне так уже приходили. Увы, миссия невыполнима (ну, если только заранее не известно, что была сильная травма или видно, что человек пограничный). Никто заранее не скажет, ни психолог, ни тренер, ни сам человек, чего больше: риска или возможностей. В норме защита не падает, пока человек не готов, что ему ни говори. Но против лома, как известно, нет приема, а на этих тренингах много именно что "лома".
Вообще, я убеждена, что в этом деле риски могут снижаться только процедурой. Правилом "нет" прежде всего, без которого невозможна групповая терапия. Поэтому меня очень настораживает, когда вводится правило, что нельзя отказаться от выполнения упражнения. Понятно, что иначе будут "зрители", которые предпочтут наблюдать, а это некомфортно другим. Но одно дело, когда это так объясняется и подчеркивается, что только в случае, когда чувствуешь. что это для тебя опасно и непереносимо, а если просто "неохота", то попробовать все же.  Но если полный запрет на отказ, более того, вводится взаимная ответственность (если ты не будешь, выгонят тебя и того, кто с тобой в паре) я бы советовала разворачиваться и уходить немедленно. Само это правило задает деструктивную групповую динамику, находится в которой не полезно никому. Так же если есть жесткий запрет уходить из группы раньше, даже по семейным обстоятельствам, запрет общаться в дни тренинга с семьей и т. п.
Многие мои коллеги считают, что раз это может быть -- и часто бывает -- небезопасно, то должно быть запрещено в принципе и уничтожаться на корню. Я понимаю эту точку зрения. Ведь тут мы сплошь и рядом имеем дело с подменой контракта: обещают личностный рост, а вовлекают в психохирургию с измененными состояниями, взломом защит, авторитарными интерпретациями тренера "Это у вас так и так устроено, а если вы не согласны, то подумайте, почему вы это отрицаете", да еще прилюдными: "все посмотрели на брюнета", который отрицает  и т. п. При этом ответственности за "вскрытых" и отпущенных никакой. Как и за разбалансированных тренингом пограничных, и за ретравмированных им же посттравматиков, которым это вообще противопоказано абсолютно и без оговорок. С другой стороны, у нас все это поле настолько неструктурированно и критерии не сформулированы, что не хотелось бы прям сегодня госрегулирования особого в этом вопросе -- нашему государству будет проще закатать в асфальт вообще все, что хоть чем-то напоминает. А я все же видела хороших тренеров, которые очень серьезно к безопасности относились,  и неплохие результаты тоже видела. Кроме того, понимаю, что людям проще пройти один, пусть дорогой, тренинг, чем ходить долго на терапию, так что это будет востребовано всегда, что ни говори, и будет появляться в той или иной оболочке. Оно ведь кажется-то как раз безопаснее: в большой группе, кратко, по программе и вообще "просто саморазвитие", ага. И все ж голодные на истинные чувства, на глубокий контакт с другими, на свободу быть собой, а тут это вдруг промелькивает, даже если ненадолго, но первый раз в жизни, и конечно, впечатляет. Так что не думаю, что проблему решишь запретом сверху и только ругаться бесполезно, надо как-то еще самих людей вооружать видением, что к чему и почему.
Говорят, что панацея -- чтоб тренер был психологом с дипломом. Вот тут не уверена -- видела я и психологов, упивающихся властью над людьми, а с другой стороны, у нас не учат толком нигде в рамках госпрограмм групповой терапии и тренингам. Так, чтобы не только теорию, но и приличный практический багаж давало. Все, кто что-то умеют, учились на сертификационных курсах вне гособразования.
Это я к тому, что сами осторожны будьте. И внимание не к столько к содержанию, слова-то все всегда говорят хорошие, сколько к форме, к правилам, договоренностям. Собака всегда зарыта именно там.  Если правила вызывают у вас протест, кажутся неэкологичными и этически сомнительными, а их не желают с вами обсуждать и навязывают -- держитесь подальше. Если все же хотите попробовать -- ни в коем случае не отрезайте себя от своих ресурсов, подумайте заранее, что будете делать, если "накроет", не принимайте в течение как минимум недели-двух  после тренинга никаких судьбоносных решений, не выясняйте отношений с близкими, даже если подмывает, дайте всему улежаться и лишнему повыветриться. Кстати, еще важный признак: скажет ли вам это тренер, про мораторий на оргвыводы. Если наоборот, подталкивает "ковать железо, пока", пусть продолжает без вас. Настораживающий признак -- когда подталкивают к измененным состояниям, например, задают формат неизбежного переутомления (мало сна, работа по 15 часов подряд) и искусственно "замыкают" пространство (запрет выходит в туалет-попить при сессиях, длящихся дольше полутора-двух часов). И помните, что любые интерпретации ваших чувств, реакций, мотивов, услышанные от тренера - это лишь его мнение, его фантазии и проекции. Берите из них все, что вам важно и кажется точным и полезным, и просто пропускайте мимо ушей все, что не подходит. Даже если это у вас отрицание -- ну и что? Имеете право. Защиты не держатся прочно, если в них нет нужды. Когда будет пора, тогда и услышите. А может, оно вам и вообще не надо.

В общем, берегите себя. Личностный рост -- это круто, но лучше так, знаете, низенько-низенько. Тише едешь, дальше вырастешь:)

Приглашаю

Вот сюда

IX Московская психодраматическая конференция
Где-то там между небом и землей»:

ориентиры и точки опоры. 

10 – 13 июня 2011 

В программе конференции:

  •  55 мастерских, 64 ведущих,
  •   общие утренние разогревы,
  • вечерние suppot groups (поддерживающие группы),
  •  психодраматический киносеанс
  •   выступление play-back театров 

 

Конференция дает возможность:

• узнать о применении психодрамы в разных областях психологической, социальной и культурной практики

• запастись оригинальными техниками, ходами и разворотами в групповой и индивидуальной работе

• вдохновиться иными стилями ведения процессов, отследить штампы,  опознать общие, казавшиеся личными, сложности и сравнить опыт их решений

• соотнести свой профессиональный мир с психодрамой

• подержать «нос по ветру», поймать групповые темы, отследить влияние социокультурных контекстов  

Мы приглашаем психологов, психотерапевтов, бизнес-тренеров, ведущих групп, педагогов, преподавателей, социальных работников, а также всех тех, кто хотел бы обогатить свой профессиональный арсенал эффективным инструментарием психодрамы.

Место:
м. Спортивная, ул. Усачева, д.50, в здании Лицея № 1535.

Подробности смотрите на сайте: http://www.psihodrama.ru/conference


Я буду вести 13-го числа после обеда мастерскую под названием "Родительский невроз"
Вот ее аннтотация
"Современный родитель всем вокруг должен. Книги, журналы, передачи по ТВ полны мудрых советов: вы должны любить, но не избаловать, давать свободу, но контролировать, воспитывать ответственность, но не вызвать чувство вины, удовлетворять все потребности, но не вырастить эгоиста. И, кстати, имейте в виду: все проблемы — «родом из детства», одно неосторожное слово — и ваш ребенок несчастен на всю жизнь! То, «как делали предки» или «как воспитывали нас» нам не нравится, а порой и просто неприменимо. А современные тенденции меняются чаще, чем времена года: «пусть сосет соску» — «не давайте соску», «обязательно отдать в детский сад» — «не отдавать в детский сад», «чем раньше учить читать, тем лучше» — «нельзя рано учить читать». В результате родитель, будучи сколь угодно успешным и уверенным в большом мире, с собственными детьми постоянно чувствует себя беспомощным и виноватым. «Сколько примерно часов в день вы думаете о проблемах своего ребенка? — Да почти все время». Диагноз — «родительский невроз». Мастерская — про стратегии помощи и про то, чем может помочь психодрама."

Буду рада коллегам и просто интересующимся. И там еще много интересного, и в другие дни, и в этот. Там здорово, приходите!